Елена Семёнова. 1 июня. Беззащитные дети и центр «Э»

03.06.2011

Елена Семёнова. 1 июня. Беззащитные дети и центр «Э»

Семёнова Елена Владимировна

«Мы так пока и не поняли, что это было: безумие престарелого хана или циничная выходка местных властей. В субботу 22 мая учащихся 6-8 классов школ центрального района г. Кемерово сняли с занятий и отправили на центральную площадь Советов. Детям не объяснили, какова была цель их неожиданной прогулки. Единственное что они услышали - это был приказ: гулять по площади в течение часа, не выходя за её пределы. Вся площадь в течение длительного времени была битком забита детьми. Площадь охраняли усиленные отряды милиции и ОМОНа, вооруженные автоматами. Родителей не поставили в известность, кто и с какой целью использует их детей в качестве живого щита. По слухам ожидалось проведение несанкционированного митинга в поддержку шахтеров. Но где гарантия, что в свете всего произошедшего в нашей стране за последнее время, эта акция не была репетицией какой-нибудь чудовищной провокации типа Беслана», - такое сообщение появилось в блогах в начале минувшей недели после того, как в ряде городов прошли акции в поддержку шахтёров Междуреченска.

 

Дети в РФ всё чаще становятся заложниками и жертвами установившейся в РФ системы тотального произвола. Так, например, в Архангельске сотрудники отдела УВД по борьбе с экстремизмом всерьёз взялись за одну из городских школ. Ведутся профилактические беседы, напоминающие угрозы, в школу приходят тревожные письма.

Всё началось с того, что девятиклассник Иван примкнул к движению «Неравнодушным» накануне второго митинга против повышения тарифов. Помог распространять листовки. По словам мальчика, в отличие от других официальных молодёжных движений, например «Молодая гвардия», здесь нет показухи. Люди занимаются действительно тем, что важно большинству, а не тем что нужно меньшинству у власти.

Вскоре после этого в школу нагрянули представители Центра «Э». В кабинете директора они  провели профилактическую беседу с Иваном, пригрозив, что если он будет общаться с «Неравнодушными», то не поступит в институт, будет иметь огромные проблемы с поступлением, не найдет работу, а отца его уволят. По словам Ивана, ему сказали, что его используют в своих грязных целях богатые люди, которые хотят придти к власти, чтобы заработать деньги. Школьнику дали понять, что за любое участие в акциях движения «Неравнодушные», на него будет составлен протокол об административном правонарушении. После этого Иван с отцом был приглашен на профилактическую беседу в отделение.

Мальчик сообщил, что два дня назад от социального педагога он узнал, что из-за его деятельности в школу пришло письмо о том, что Иван и его одноклассник - также участник движения «Неравнодушные», якобы поставлены на учет ФСБ.

- Мне нужно сдать экзамены, а потому пока я вынужден оставить «Неравнодушных», - сказал Иван в интервью ИА «Беломорканал». – Как быть дальше я решу летом.

Ранее сотрудники правоохранительных органов проводили профилактические беседы с другими участниками, а также с управляющим кафе, где собирались общественники из движения «Неравнодушные».

Это не первый случай, когда визита Центра «Э» удостаиваются школьники. Ранее представители органов пришли с обыском к московской 11-класснице. Основание: один из её знакомых вроде бы проходит по делу по 282-й статье.  В связи с этим сотрудники Центра произвели обыск в квартире и изъяли у школьницы компьютер и школьную тетрадь по химии - на предмет розыска в них состава преступления по ст.282 УК РФ.

 

Дети часто используются, как рычаг давления на родителей. Человек может рисковать своей свободой, здоровьем, жизнью, жизнями друзей и родных, вовлечённых в его дело, но рисковать детьми не хватит духу у абсолютного большинства даже самых закалённых борцов. Этот наиболее циничный метод воздействия использовался и до недавнего времени, но произвольно. Теперь же он обрёл, так сказать, законную базу. Вошёл в обиход.

На днях группа поддержки обнинского журналиста Игоря Кулебякина, вынужденного который год скрываться от преследований по 282-й статье распространило следующее информационное сообщение: «В обнинском лицее (бывшая школа номер 6) учатся все дети Кулебякина школьного возраста. Следует отметить, что из трёх детей Игоря Владимировича от первого брака – двое живут с отцом. (Причём, старший сын Никита является к тому вернейшим соратником и сподвижником своего отца. Все дети, проживающие в семье Игоря Владимировича, называют его жену – Екатерину Николаевну – мамой!).

Так вот, в декабре прошлого года педколлектив лицея, в лице его директора и классного руководителя Вовы, второго сына Кулебякина от первого брака и проживающего с отцом, стал травить 12-летнего мальчишку, открыто заставляя его забрать документы из школы, мотивируя это тем, что его отец находится в федеральном розыске и поэтому он не может проживать в его семье, а тем более на этом основании учиться в обнинской школе. Мол, ему следует возвращаться в Калугу к матери. В конечном итоге, ребёнок не выдержал, психанул и со второй половины января этого года живёт и учится в Калуге.

Жена политического заключенного адвоката Котова сразу довела до жены Кулебякина мнение своего мужа: «Это всё «проделки» спецслужб, они любым путём пытаются получить в свои лапы Кулебякина». А на днях мы получили железное подтверждение слов адвоката Котова. Оказывается директор лицея, где учатся дети Кулебякина, получила строжайшее письменное предписание от обнинских спецслужб довести до всех учителей лицея (особенно до классных руководителей детей Кулебякина) указание, что все учителя и родители детей, обучающихся в лицее, в случае обнаружения Кулебякина на территории школы или в её окрестностях должны немедленно донести эту информации до местных отделений ФСБ, милиции или иных структур, способных произвести задержание Кулебякина. В противном случае, не донёсшие на Кулебякина будут подвергнуты уголовному преследованию. Узнали обо всём об этом члены Группы поддержки случайно. Но из надежных источников. Помнится, 21 августа 2008 года следователь СК Сидоров говорил Кулебякину, который тогда находился в ИВС: « Ну, что, Игорь Владимирович, никак не можете жить без семьи, всё в семью тянет…». Таким образам, обнинские спецслужбы стали системно травить 12- летнего сына, с тем, чтобы гарантированно, как им представлялось, вытащить на разборки в лицей И.В. Кулебякина. Письмо от обнинских спецслужб привело в лицее к травле ребёнка!»

Спецслужбы уже не впервые пытаются через детей выйти на скрывающегося журналиста. В июле минувшего года в квартиру Кулебякиных вошла сводная группа сотрудников ФСБ и милиции. Жена Игоря Владимировича открыла дверь квартиры при реальной угрозе срезания входной двери силами местного МЧС (руководитель группы подполковник ФСБ И.А. Шугар при ней вызвал бойцов МЧС с подручными средствами по телефону). Целью акции был арест Кулебякина. По словам Шугара, у них была достоверная информация о нахождении Игоря Владимировича в тот момент дома. Силовики, в обосновании своих действий, сослалась на постановление судьи Амеличевой от 23.01.09г. об изменении меры пресечения в отношении И.В. Кулебякина с подписки о невыезде на арест. Кроме этого постановления, никаких иных бумаг семье Кулебякина предоставлено не было. Закон о милиции был проигнорирован, представители органов ссылались на закон об оперативно-розыскной деятельности…

Поиск Кулебякина велся весьма цинично. Воспользовавшись отсутствием взрослых в одной из комнат, где находился младший сын И.В. Кулебякина, они стали допрашивать шестилетнего ребёнка. Незаконный допрос был пресечён подоспевшими взрослыми…

 

В последние месяцы, «благодаря» введению ювенальной юстиции, всё более распространяется и такой сверх-циничный приём, как отъём детей у инакомыслящих.

23 мая сего года в Тольяттинской газете «Город на волге» вышла статья активистки Революционной Рабочей Партии, Галины Дмитриевой «Ваз. Стратегия катастрофы». В статье было подробно и доступно описано, как завод искусственно подводят к банкротству. Через три дня к Дмитриевой пришли. Возглавляющая целую делегацию правоохранителей сотрудница ОДН (Отдела по Делам Несовершеннолетних) по Автозаводскому району Кожевникова М.А. предъявила Галине следующие претензии:

«Дети (сын Никита 2.5 лет и дочь Александра 6 лет) находятся в антисанитарных условиях, поскольку на полу разбросаны вытащенные детьми детские вещи» и «У детей нет детских вещей»; «Дети лишены продуктов питания, даже хлеба в доме нет» и «Дети находятся в антисанитарных условиях, на столе крошки и куски хлеба (на момент визита «детозащитников» дети только что поели); «Дети не имеют постельного белья» и «Дети находятся в антисанитарных условиях, простыня слишком застирана» и, наконец, «Дети не имеют сезонной одежды» и «Дети находятся в антисанитарных условиях, зимние куртки в шкафу не повешены аккуратно, а свернуты «комом»».

Прозвучали и более откровенные высказывания. Кое-кто из правоохранителей говорил матери: «Не сердитесь на нас, мы «солдаты», люди подневольные!», а находящемуся в той же комнате Юрию Короткову (независимому журналисту, вместе с Дмитриевой занимающемуся проблемой «Автоваза») сотрудники милиции заявили прямо: «На «Автоваз» не суйтесь!»

После бурной и продолжительной дискуссии Дмитриеву вынудили проехать в милицию, чтобы написать объяснительную. В отделении женщину продержали 4 часа, а затем выставили, отказавшись выдать не только протокол о задержании (собственно его и не составляли), но и справку о пребывании в милиции. Тем временем домой к ней приехал еще один наряд. Сотрудники органов ворвались в комнату, выволокли Юрия Короткова в коридор, а затем увезли детей в приют. Г-жа Кожевникова заявила матери, что ее дети были изъяты, как находящиеся без надзора.

Сразу же после «отобрания» Юрий Коротков попытался подать заявление в прокуратуру. Оттуда его переадресовали, более того, со свистом отвезли на милицейской машине в ОВД Автозаводского района. Начальник же ОДН ОВД Автозаводского района заявление Юрия принимать отказался, заявив: «отобрание детей произошло законно».

26 мая Александра и Никита были возвращены матери. Двухлетний Никита, к счастью, ничего не понял из того, что с ним произошло. 6-летняя Александра первые несколько часов после возвращения при каждом стуке в дверь пряталась за диван, крича маме: «Мама! Не открывай, там полиция!»

Ситуация могла бы разрешиться и менее счастливо, если бы не бурная реакция общественности. В ОДН и в милиции обрывали телефоны активисты профсоюзов, журналисты, просто неравнодушные люди, причем не только из других городов, но и из других стран. Впрочем, победу отмечать рано. «В опеке мне сказали, что поставят мою семью на учет, что будут ходить, выяснять… В отделении милиции дежурный откровенно сообщил, что если я буду заниматься «Автовазом», а я безусловно буду им дальше заниматься – будут проблемы, - сообщает Дмитриева, - это означает, что попытка захвата моих детей может повториться, причем в самом ближайшем будущем!»

Схожий случай ранее имел место в городе Дзержинске Нижегородской области. Там у семьи Пчелинцевых чиновники отобрали троих маленьких детей: трехлетнего Максима, двухлетнюю Анну и Дашу, родившуюся осенью 2009 года. Вопреки требованиям ст. 77 Семейного Кодекса РФ, представители власти отобрали детей без предъявления их родителям соответствующего акта городской администрации. Отнимая детей, чиновники цинично бросили Сергею такие слова: «У вас тут чисто, но слишком бедно».

По словам правозащитников, чиновники отобрали детей у супругов, ведущих «абсолютно нормальный, трезвый и здоровый, образ жизни». Родители оказались виноваты только в том, что стали многодетной семьей. Сергея Пчелинцев делает все возможное, чтобы прокормить свою многочисленную семью. Его среднемесячный доход составляет 10-11 тысяч рублей, чего с трудом хватает на пятерых. Жена сидит с детьми. Казалось бы, эта семья должна пользоваться всеми мерами государственной социальной поддержки. Но ничуть не бывало! Пчелинцевы не получали ни одного пособия, положенного по закону, в том числе и по федеральным льготам при наступлении многодетности. По словам Сергея, им отказывают даже в выдаче бесплатного детского питания для грудничка. Все, чем помогло этой семье государство – выделило ей месяц назад отдельную комнату.

Гонения на семью Пчелинцева начались после его выступлений на пикетах в Дзержинске в ноябре и декабре 2009 года, где он говорил о безработице, бедности, незаконных увольнениях работников нижегородского ГАЗа и грабительских пенсионных реформах. После этих выступлений активиста, не состоящего ни в одной партии, в декабре пригласили в Центр «Э» по Нижегородской области. По словам Пчелинцева, в ходе беседы сотрудники угрожали ему расправой, предлагали «работать» внештатным осведомителем, требовали прекратить выступать на любых гражданских мероприятиях. В числе прочих угроз, прозвучало обещание создать проблемы его семье.

К счастью, 18 марта дети были возвращены в семью Пчелинцевых.

Угрозы отъёма детей уже не раз повторялись в адрес некоторых оппозиционных активистов. И ведь чего проще? Скажем, увольняют человека с работы, лишают по каким-нибудь «законным» поводам пособий (и без того мизерных), и, само собой, положение его становится беженским. Тут-то и приходят к нему «детозащитники» вкупе с сотрудниками милиции и устанавливают, что в такой бедности дети жить не должны. И увозят детей. В приют. Сценарий более чем прост, и, увы, абсолютно реален.

 

Много говорится у нас о том, чего нет в России. В России нет главного. Закона. Человек у нас не может чувствовать себя защищённым ни в чём. Его могут лишить работы, бизнеса, средств к существованию, свободы, здоровья, имени, прав, жизни… И, вот, наконец, детей.

На днях Колпинский городской суд вынес решение по нашумевшему делу Веры Камкиной. Несколько месяцев назад органы опеки забрали детей у 34-летней женщины, в том числе потому, что она задолжала порядка 140 тысяч квартплаты. Камкина обратилась с письмом к президенту РФ. «Я сама осиротела, потеряв маму, я овдовела, потеряв мужа, - писала она. - У меня четверо детей, которых я воспитываю одна: Дарья, год рождения 13.01.1997, Руслан, год рождения 30.01.2001, Елизавета, год рождения 14.04.2005, Лариса, год рождения 29.04.2008.

Сейчас у меня отнимают моих детей, хотят оставить их сиротами при живой матери. Я не пью, я не курю, я не наркоманка. Я сижу с маленьким ребенком. Для того, чтобы следить за детьми, я сама не могу работать. Отец старших детей фактически бросил нас.

Конечно, моя семья, мои четверо детей и я, живем крайне бедно, мне помогал благотворительный фонд, часто помогают мои родственники.

28 декабря 2009 года, под Новый год, Васильева Светлана Владимировна - сотрудник отдела опеки и попечительства муниципального образования г. Колпино, расположенного по ул. Красная, дом 1, и Иванова Наталья Борисовна - инспектор по делам несовершеннолетних, пришли ко мне домой, без предупреждения, и насильно, обманным путем устроили вначале осмотр моей комнаты. Затем Васильева С.В. в присутствии Ивановой Н.Б. насильно фактически выкрала у меня документы на всех моих четверых детей, включая медицинские документы Елизаветы, и удерживает их у себя по сей день. В итоге эти дамы, не предоставив никаких документов, насильно отобрали у меня детей, поместив их, без показаний, в детскую больницу № 22 в инфекционное отделение. Я фактически легла с ними в детскую больницу, ведь младшей дочери всего 1 год 8 месяцев.

Теперь мне угрожают, что моих детей у меня отберут, потому что нашими жилищными условиями является одна комната в коммунальной квартире площадью 18 кв.метров. Утверждают, что нет спальных мест, а вот в детском доме, в доме ребенка этих спальных мест много. Зачем улучшать жилищные условия моей семье?

У меня мало денег и хватает их только на самое необходимое. Мне говорят, что в детском доме моих детей будут кормить лучше.

Когда я прошу помочь мне определить детей в детский сад и ясли для того, чтобы я могла работать и зарабатывать больше, мне в этом отказывают.

Меня и моих детей хотят разлучить. Мы все в горе, мы все страдаем. На моих детях пытаются выполнить план по заполнению детских домов России. Дети плачут, просятся домой, они понимают, что нас хотят разлучить. Я нахожусь с детьми в больнице. Я ничего не могу сделать. Я беззащитна. Прошу защитить меня и моих детей от этого произвола, от беззакония. Чиновники сиротят четырех моих детей при живой матери.

Уважаемый господин Президент! Вы помогаете матерям! Я родила четверых детей, и я хочу сама их воспитать хорошими, добрыми, умными людьми, пускай в бедности.

Я не хочу, чтобы мои дети стали бандитами, ворами, асоциальными людьми, и не хочу, чтобы они пошли по пути подавляющей части нынешних детдомовских детей, заполняя тюрьмы.

Неужели в нашем государстве не найдется возможности помочь мне и моим детям, чтобы их воспитывала родная мать?!

Прошу защитить меня и моих четверых детей от этого кошмара, от этого произвола, от этого беззакония. Пусть отменят все решения по отобранию моих детей. Я верю, найдутся добрые люди, которые помогут мне и моим детям!»

Отчаянный призыв матери услышан не был. Ближайшие полгода дети Веры Камкиной проведут в детдоме, а она сама теперь будет отчитываться перед органами опеки и попечительства, как она изменила свое поведение. Заметим, что содержание детей в детдоме обходятся государству где-то в 25 тысяч рублей в месяц. Отчего бы было просто не выплачивать эти деньги матери? Однако, система распорядилась иначе, по принципу: нет денег, нечего было плодить. Подобная практика, конечно, весьма «поможет» улучшению демографической ситуации в нашей стране.

 

1 июня отмечается День Защиты детей. В России он, возможно, гораздо актуальнее, чем в иных странах. У нас, несмотря на все пафосные речи, беспризорных детей становится всё больше. Это подтверждает статистика. Лишь небольшой процент детей могут считаться совершенно здоровыми. Дети зачастую страдают от невозможности получить необходимую врачебную помощь из-за её дорогивизны или недоступности на территории РФ, а также от халатности медиков. Ни в одной стране мира не совершается такого кошмарного числа преступлений против несовершеннолетних, в том числе, сексуального характера, да ещё в ряде случаев не кем-нибудь, а представителями правящей партии, всегда отделывающимися в таких случаях лёгким испугом. Пугающе высок уровень детского, подросткового пьянства, наркомании, преступности. Наконец, теперь ко всему этому добавляется ещё одна опасность: власть, не брезгующая использовать детей для борьбы с политическими оппонентами. И ювенальная юстиция, ставшая ей в этом верным подспорьем. И с каким же лозунгом выходить протестантам в «праздничный» день? Какое требование обращать к власти? Разве что: Власть, защити детей! От самой себя…

2010г.

Из книги Хроники Великого провала 2008 – 2010 гг.


Возврат к списку


    
Система электронных платежей