Андрей Можаев. К чему зовут нас «Голоса АрхипеЛАГа» (Представляя новую рубрику)

10.06.2011

Андрей Можаев. К чему зовут нас «Голоса АрхипеЛАГа» (Представляя новую рубрику)

От редакции: В 1918-1938 гг. в Советском Союзе преследованиям было подвергнуто все российское население, начиная с тех, против кого была направлена революция: чиновники царского правительства, дворяне и помещики, офицеры Русской Императорской армии и флота, промышленники, купцы, домовладельцы, духовенство и миряне разных конфессий; и заканчивая теми, кто ее готовил: члены разных партий, интеллигенция; и теми, ради кого она совершалась: рабочие и крестьяне. При царившем беззаконии и произволе, отвергнутые властью, как полноправные граждане, с клеймом контрреволюционеров, позднее — "врагов народа", они были репрессированы: расстреляны, отправлены в лагеря, высланы, как правило, в отдаленные районы, лишены всех прав и имущества, изгнаны с родной земли вместе с семьей. Вырванные из привычной жизни и выброшенные в малопригодный для нормального существования мир, они стали изгоями в собственной стране, в полной зависимости от местных властей, не имея возможности заработать на жизнь, свою и семьи, обреченные на нищенское существование или смерть. В рубрике «Голоса АрхипеЛАГа» впервые публикуются подлинные письма и заявления самих арестованных или осужденных, их родственников, друзей, знакомых, хранящиеся в фондах ГАРФ: "Московский Политический Красный Крест" (1918 – 1922); "Е. П. Пешкова. Помощь политическим заключенным" (1922-1938). Журнал «Голос Эпохи» выражает глубокую признательность И.И. Осиповой за предоставленные материалы.

Голоса «АрхипеЛАГа»

«…расстрелять, как упорного злостного контрреволюционера…» (письмо офицера Д.И. Беленькова)

«…держали 17 дней среди бандитов и воров…» (письмо свщмч. Иосифа (Петровых))

«Люди мрут, многие стали тенями…» (письмо о крестьянах Вагиных)

«Жить невыносимо. Хочу бежать. Помоги» (письмо матери о О.Н. Никифоровой)

К чему зовут нас «Голоса АрхипеЛАГа»

 

Итак, перед нами новая рубрика журнала: подборки писем эпохи террора большевистского режима. Письма – это прямые документы времени. В каждом из них звучит неповторимый голос человека, попавшего в страшный обмолот тех лет. И у каждого такого человека своя мера или, точнее, безмерность страдания. И – просьбы о помощи. А в ряде писем также встречаем бесхитростные рассказы о том, как люди: родные, близкие или просто оказавшиеся рядом, - сами своими средствами помогали друг другу выжить в тех умертвляющих условиях.

Лично для меня эти два слова: ПОМОЩЬ и ВЗАИМОПОДДЕРЖКА, - видятся ключевыми в письмах. Они говорят об очень важном, остающемся как бы за их рамками, да, впрочем, и за рамками официального курса советского периода истории. А ведь таких писем было множество, и перед нами возникает совершенно определённое явление. Люди в самых тяжёлых и безнадёжных условиях всё равно до конца сопротивлялись насилию, отстаивали достоинство личности, не теряли надежды и веры. И они побеждали в этой борьбе с системой тотального подавления именно индивидуальности человека. Побеждали одним фактом такой борьбы. Личные же судьбы складывались по-разному.

Кто-то получал помощь от должностных лиц – той же Пешковой или самого Калинина. Кто-то выходил на свободу благодаря ходатайствам крупнейших учёных или деятелей искусства, культуры. Но главное – в самом народе не иссякали взаимопомощь, взаимоподдержка, глубоко скрываемая от глаз властей и от возможных доносчиков. Особенно ярко это выразилось в исповеднической жизни сотен и сотен тысяч православных мирян, клириков и архиереев, отвергших прислужничество богоборческому режиму отколовшейся от Полноты Церкви группы митр. Сергия. Стойкость, верность Христу, а не власти советов, взаимная любовь и помощь ушедших в катакомбное тайное служение христиан беспримерны! Но и страданий, издевательств, изощрённого мучительства они приняли на себя едва ли не больше всех. Удивительно, что сами чекисты начали записывать в своих протоколах допросов этих людей как истинно-православных христиан и последователей курса последнего канонически избранного св. Тихона, Всероссийского Патриарха единой Российской Греко-Кафолической Церкви. Так отделяли формулировками «тихоновцев» от подчинившихся богоборцам «сергиан». На первых десятилетиями шла охота по всей стране. Они скопом и безапелляционно были объявлены контрреволюционерами и монархистами. В охоте на них, в доносительстве богато участвовали и члены церковной группы «сергиан» во главе со Страгородским и его архиереями и клириками. Это тоже способствовало потом Сталину во время войны велеть назначить Сергия уже «своим» патриархом. Долг, как говорится, платежом красен… Но катакомбные общины, вопреки всему, выстояли до сего дня. Более того – они сумели восстановить иерархию и церковную организацию.

Эти факты в их совокупности (а в истории их было несметное множество) для меня лично говорят убедительно об одном. Во все годы большевистского режима гражданская война в России никогда не прекращалась. Она меняла формы, размах, методы, переходила позже в гражданское идейное противостояние групп людей, направлений в литературе, искусстве и т.п., которое всеми средствами подавлялось, но подавлено до конца не было. Поэтому, излюбленные в известных кругах наветы и ярлыки о якобы повальном и всестороннем рабстве русских, их бесхребетничестве, в отличие от многих гордых народов, о неспособности жить и хозяйствовать без «железной руки», тирании и пр., не просто противоречат исторической правде фактов, но являются специально измышленной ложью для обработки, прежде всего, ещё неустойчивого сознания молодых поколений.

Тем и важна эта рубрика, эти письма-голоса-документы эпохи, что они разбивают эту ложь для вдумчивых людей. Россия всегда, даже в самых тяжких условиях, противостояла лжи и насилию. Противостояла своими лучшими людьми, гражданами, противостояла душой и духом, если заканчивались силы физические. Порой, а может и часто, это противостояние шло на глубинном уровне. Оттого трудно бывает заметить его на фоне таких явлений, как приспособленчество, доносительство, сживание с ложью и насилием. Такое, увы, тоже широко практиковалось, и такое всегда видимо, лежит на поверхности и затмевает умы людей, не притязающих на поиск правды глубинной и полной.

Но, в конце концов, все политические режимы когда-нибудь, да сходят с лица земли и уносят с поверхности порождённую собою же пену. И тогда открывается главное. И сегодня всё больше и больше людей открывают для себя содержание той эпохи не в показном наружном и блестящем издали, а во внутреннем, сокровенном, человечном.

Сегодняшнее время и установившуюся систему власти принято называть «постсоветскими». Что понимать под этим? Скорее всего, своеобразную мутацию режима прежнего, большевистского, который через серию кульбитов и переряжений времён «перестройки» и последующего десятилетия умудрился-таки сохранить своё разбойничье, народофобское нутро. Более того, он присвоил уже открыто и пустил на свои личные узкие нужды общенациональное богатство страны, откинув «стыдливые» лозунги прежнего типа: «всё во имя народа, всё для блага народа». Он сумел пристроиться в попутчики такому же народофобскому мошенническому финансовому глобализму. И он всё так же продолжает воевать с душой народа, но средствами уже куда более изощрёнными, чем прежде. Потому, сегодня перед обществом, народом стоят задачи прежние – освободиться до конца от этого «голема». И средства здесь всё те же самые, что и прежде. А в первую очередь - единение в правде, взаимопомощь, взаимоподдержка. И гражданское личное мужество, неразменное божественное чувство достоинства человека.

Вот на какие размышления навела меня эта первая подборка писем новой рубрики.

 

Андрей Можаев    

Полностью материал читайте в Журнале "Голос Эпохи". Выпуск 2/2011


Возврат к списку


    
Система электронных платежей