Лада Григорьева. Противостояние цинизму

14.07.2011

Лада Григорьева. Противостояние цинизму

                                    Я защищаю здесь не мою культуру,

                                                         но все культуры.

                                                                                     А. Гобар.

 

                                                 -1-

                                   Логика разрушения.

 

            Отечество или ничья страна, культура или способ провести время, личность или потребитель – весь этот набор понятий может прозвучать банально для человека, считающего себя просвещённым и современным. «Просвещённое несчастное сознание,»- так определяет цинизм П. Слотердайк. Немецкий учёный пишет, что просвещённые особым образом люди «не имеют никаких надежд, живут частными волнениями, недолгими историями. Кое-что их трогает, но большей частью они равнодушны». Это изменение человеческой природы сродни тяжёлой болезни, потому что обрекает на вырождение. «Просвещение», которое отрицает вековые традиции, связи со культурой своего народа, иссекает человека из общества, понуждая его заботиться лишь о личном – это завуалированная форма тяжёлой несвободы, обрекающая на одинокое существование в постоянном страхе за себя.

            Волна современного цинизма, сметающая национальные культуры, неслучайна. Это не стихийный, а чётко спланированный процесс.

            В 1979 году французский аналитик А. Гобар в книге «Культурная война. Логика разрушения» поставил проблемы, которые год от года делаются всё актуальней. Он писал, что «хозяйственная эксплуатация идёт рука об руку с культурным дроблением». Эксплуатацию поддерживает «циничное притворство людей без родины, которое не защищает никакой свободы, кроме свободы передвижения денег».  Их цинизм имеет глубокие корни, ещё в 18 веке Комен с горечью заметил: «они создают репутацию и заставляют аплодировать скучнейшим авторам и лживым книгам, если только это – свой»…

            «Свои» понимают, что их круг ограничен. И поэтому они разработали особую форму «войны, которая атакует не тела, а сердца, которая стремится обрушить душу народа, чтобы властвовать  без бомбардировок…это война, которая не смеет произносить собственное имя, это слащавая, болтливая, зубоскалящая – но война. Это культурная война» ( А. Гобар).

            Чтобы заставить любой народ подчиниться, достаточно внушить ему безразличие к собственной стране, размыть идеалы в безликих стандартах, сломать устои, подкупив ложью о вседозволенности. В 1987 году П. Проскурин писал о «культурной войне»: «думается, что процесс растления нашей культуры, если с ним не бороться целенаправленно и жёстко, будет чувствоваться ещё дольше»…

 

                                               -2-

                                   Несчастное сознание.

 

            Но могут ли циники, организующие разрушение культуры, насладиться победой? Нет, потому что нарушение законов человеческой природы наказуемо прежде всего во времени. Служители распада обречены на небытие. Их культурная подмена никогда не сможет породить шедевры.

            Идеологи эпохи потребления опираются на массовую культуру, как на средство манипуляции сознанием, чтобы лишить людей представлений о «высших ценностях». Многовековые традиции, на которых держалось достоинство народа, планомерно расшатываются. Массовая культура отвергает всё, что требует глубины восприятия, в ней не может сформироваться ничего значимого, ценного.

            Но и элитарная глобальная культура,  размывающая границы, всё подвергающая сомнению, отвергающая упорядоченность, чёткие критерии, превращает понятие «шедевр», в нечто неопределимое. На смену Homo sapiens приходит Homo ludens, без чувства сакрального, требующего особого настроя. Человеческое существование сводится к играм, правила которых искусно навязываются, чтобы создавалось ложное ощущение свободы, эйфории, собственного превосходства, главное, чтобы люди не вспоминали о внутреннем совершенствовании. Сознание творческого человека не может не вступить в конфликт с идеологией потребления, потому что она не даёт возможности адекватного самовыражения. Тем более шедевры, доставшиеся нам от древних культур, являя образцы гармонии и совершенства, заставляют задуматься об сомнительности так называемого прогресса. Знания о мироздании, о назначении человека, известные древним оказываются либо преднамеренно завуалированы, либо забыты. Так  открытие профессора Сикорского, что высшее мышление совершается без «слов» и «образов», уже было описано и у Плотина, и у Беме, и в трактате Лао-Цзы: «ученье без слов…полезнее всего существующего».

Речь идёт о высшем мышлении, которое присуще только людям, так же, как и способность к творческому преображению мира. Способность к высшему пониманию окружающего необходима для создания шедевров, в которых открывается бесконечное и подлинное. Без этих прорывов к истине – искусство обречено.

            Экономический подход, утверждающий прибыль, как главную цель любой деятельности, в том числе и творчества, оскопляет культуру, делая её бесплодной. Какое-то время такая культура живёт, копируя и искажая, извергая продукты, одноразового использования. Но в конечном итоге ничто не сможет удержать её от разложения.

            Любой народ , если его лишить традиционной культуры, так же обречён.

«Знаменитый род умирает и прекращается в нас, как только мы наследуем одно имя, не унаследовав прославивших его добродетелей.» Ж. Массильон.

 «Народа больше нет. Есть масса сохраняющая смутную память, что когда-то была народом». Померанц.

Отказ от национальных традиций – это путь обречённых на рабство. 

 

                                               -3-

                                   Силы рода.

            Славянское слово “род» вмещало в себя целую вселенную с верхним, небесным миром, средним миром природы и рождения и нижним «огненным»… Народы – это не просто группы людей, объединённые общностью происхождения, это и уникальные культуры, сформированные близкими по духу людьми, достигшими высшего самосознания. Вне культуры своего народа человек утрачивает возможность творческой самореализации. Обособленность, индивидуализм ведут не только к упадку родовых традиций, а к распаду в самом широком смысле: в семье, в культуре, в государстве. Несложно представить к чему может привести призыв : «Но поистине блаженны сии лишённые отечества: ибо унаследуют мир» (Л. Троцкий). В этом случае страна неминуемо превратится просто в географическую территорию, границы, которой будут условны, а жители растворятся в общей массе потребителей, лишённых исторической памяти и способности к самостоятельному мышлению. Не случайно греческое слово «безличный» (aprosopos) переводится, как «раб».

            П. Слотердайк пишет: «нахождение себя в «ничейной  стране» невозможно». Состояние потерянности - «несчастное сознание» циника, который защищается от мира презрением и иронией. Когда культура утрачивает обратную связь с народом, наступает катастрофа. Дух тяжести и разложения исходит не только от массовой и элитарной культурных химер.

Не менее давящим оказываются и морализаторские призывы. Авторитет, перегруженный законничеством- такое же порождение катастрофы, одна из её беспомощных крайностей. Ведь именно на фоне лицемерных призывов и обличений аморальные выходки начинают казаться освобождением.

            В этом великом напряжении только высшее сознание свободно от удушающих петель, разных идеологий. Это сознание необъяснимо и остаётся тайной. Но оно проявляется в шедеврах национальных культур, чтобы одарить своей просветляющей и окрыляющей силой.

Есть сила благодатная
В созвучье слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.
С души как бремя скатится,
Сомненье далеко -
И верится, и плачется,
И так легко, легко...

                                 М. Лермонтов «Молитва».


Возврат к списку


    
Система электронных платежей