Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Подписка на рассылку

С.Х. Карпенков. Моё это своё, а чужое – тоже моё

18.03.2017

С.Х. Карпенков. Моё это своё, а чужое – тоже моё

Наступил сентябрь, но стояла по-летнему тёплая погода. Однако осень, хоть и медленно, но всё же вступала в свои права – на листьях берёз и других деревьев появился лёгкий налёт желтизны – явный признак ушедшего лета.

– Деревья будто барышни начинают по-осеннему наряжаться! – с радостью и некоторым восторгом сказал Виктор. – И в этом году они стали наряжаться гораздо раньше, чем в прошлом, когда дыхание осени почувствовалось только во второй половине октября.

– Скоро Воробьёвы горы станут ещё прекраснее – полностью сменят свой зелёный наряд разноцветным, и все деревья будут удивительно красивыми, хотя такая почти неземная красота продлится совсем недолго! – ответил Сергей Ковалёв, его университетский приятель.

Рассказав друг другу о своих университетских делах, юные аспиранты решили продолжить разговор, начатый ими прошлый раз. И при этой встрече они говорили о частной собственности и о тех трагических социальных последствиях обречённого пути, на котором не по своей воле оказался обманутый русский и братские народы. Виктор Шестов свободно владел этим вопросом после прочтения научных трудов Ивана Ильина, выдающегося русского философа. А Сергей Ковалёв, рассудительный и здравомыслящий по своей природе, многое понимал и без предварительной подготовки, хотя он чаще задавал не совсем простые, замысловатые вопросы своему собеседнику, будущему философу. И в этот раз он спросил:

– Неужели частная собственность открывает широкие врата, ведущее в гармонически развитое общество, лишенное всяких недостатков? Хотя и вполне понятно, что без неё невозможны ни свободная инициатива, ни свободный труд.

– Наивно думать, что общественный строй, выросший из частной собственности, отражающей материальный аспект человеческого бытия, идеален и решает все земные проблемы. Проблемы, конечно же, есть, и решаются они не всегда легко и совсем не просто. Однако с отменой частной собственности нельзя избежать несправедливое и неизбежное деление общества на враждебные классы. С полной ликвидацией частной собственности нельзя предотвратить завистливую классовую борьбу, массовое порабощение трудового народа, всеобщую анархию производства и повальную бесхозяйственность. Ни коммунизм, ни социализм, как бы их не восхваляли и не превозносили, не решают все эти социальные и трудовые проблемы, а, наоборот, усугубляя их, порождают небывалое в истории человечества порабощение, и один из многих ярких примеров тому – полное колхозное закабаление крестьян при сплошной принудительной коллективизации, когда большевицкие вожаки пытались полностью уничтожить частную собственность, лишив крестьян земли и загнав их в колхозы. А с наиболее трудолюбивыми и способными крестьянами, едва ставшими на ноги, большевицкие приспешники и вооружённые служаки поступили по-варварски жестоко – лишили их не только всей собственности, включая землю, но и свободы, а некоторых и жизни. Одних «врагов народа» без суда и следствия расстреляли, а других посадили в тюрьмы либо выслали подальше от родной земли. При насильственной ликвидации личной собственности неизбежно и очень сильно обостряются дьявольские чувства зависти, ненависти, мести, что приводят к массовой кровопролитной классовой борьбе, а эксплуатация трудящихся, как опасная зараза, мгновенно распространяется на все слои населения. При этом образуется огромная армия нахлебников: многочисленных партийных чиновников, приспешников и служак, – прильнувших к дармовой кормушке и не желающих добросовестно трудиться.

– Истоки частной собственности коренятся не в злой воле жадных людей, как это считали «классики светлого будущего», а в индивидуальном способе жизни, данном всякому человеку Богом и природой. Каждый человек, живущий на земле, искренне желает владеть частной собственностью. И в этом заключается его добрая воля быть свободным, и на это он имеет полное право, которое должно закрепляться законом и надёжно защищаться государством.

– Каков же может быть разумный выход при решении непростых и противоречивых проблем общества, связанных с частной собственностью? – не дожидаясь дальнейшего рассказа, сформулировал свой вопрос Сергей.

– Выход надо искать через духовно-нравственное и правовое воспитание подрастающего поколения, которое открывает светлый путь свободного труда и свободного объединения, ведущий к справедливости без обманчивого противоестественного равенства, которого никогда не было и никогда не будет при любом общественном строе, каким бы он не был совершенным. Такой путь по своей сути благородный и христианский. Согласно учению Евангелия, Царство Божие обретается во внутреннем мире человека. Поэтому каждому человеку необходимо начинать просветление, очищение и преображение своей жизни изнутри. По мере такого внутреннего оздоровления каждого человека будет обновляться и общественная жизнь: культура, искусство и хозяйство. Укрепится при этом и государство, которое обязано защищать права и свободу каждого гражданина.

– В Библии сказано: «Богатым трудно войти в Царствие Божие». И с древних времён известно, что ни один достойный человек не сможет стать вдруг богатым или очень богатым и одновременно добрым. Не противоречат ли эти вечные мысли тому, что каждый человек наделён природой внутренним желанием иметь частную собственность и по мере своих способностей и возможностей стать богатым?

– Вечные евангельские мысли вовсе не отрицают частной собственности и не говорят о размере имущества богатых, а лишь свидетельствуют об отношении к богатству, которое отражено в Библии краткими характеристиками: они «надеются» на него, «служат ему, а не Богу», «собирают себе земные сокровища и прибывают в нём сердцем и поэтому богатеют не в Боге». Божия благодать посетила и преобразила души множества богатых людей. Яркий пример тому – начальник мытарей Закхей, который был материально богат, как и все люди богаты грехами, и стал щедрым, за что и удостоился особого почитания. И богатые, и бедные повреждены грехом, но грехом разным. И те, и другие могут быть и добрыми, и злыми.

– Мне кажется, – продолжил Сергей, – в повседневной жизни отношение к материальному богатству вполне определённое и однозначное – стремятся стать богатыми все: совсем бедные и нищие, богатые и очень богатые. Только представления о богатстве и запросы у них разное: бедные стремятся иметь самое необходимое, самое малое – хлеб насущный и крышу над головой, и это всё их богатство; некоторые же богатые не могут ограничиться ни роскошными дворцами, отделанными мрамором, ни собственными дорогостоящими авиалайнерами, ни дорогими изысканными блюдами с соловьиными язычками под острым восточным соусом. Трудно найти такого человека, которому представилась бы возможность разбогатеть, а он отказался бы от этого, несмотря на то, что пресыщение богатством лишает его покоя и не даёт ему спокойно спать. Чем богаче человек, тем беспокойнее его жизнь. Апостольское наставление гласит: богатых в настоящем веке увещевай, чтобы они не высоко думали о себе и уповали не на богатство неверное, а на Бога живого. Стоит ли тогда ополчаться на богатых и укорять их?

– Очевидно, ополчаться на разбогатевших честным трудом, могут лишь те люди, чьё сердце подтачивает червь зависти и ненависти, избавиться от которых по тем или иным причинам они сами не могут, и поэтому осуждают богатых. Христиане же укоряют их по другой причине – из сострадания, так как они знают, что богатому трудно спастись. Они не испытывают ни зависти, ни ненависти к богатым, а только сострадание. Ошибочно полагать, что сострадание – слабость перед богатыми и желание оправдать богатое «сословие». Апостольские наставления не сословны, а всечеловечны. Если в богаче чаще всего видят богача, то гораздо человечнее видеть в нём человека. Горе тому, кто без меры обогащает себя не своим, – на долго ли? – и обременяет себя залогами, – гласит ветхозаветная истина. И её дополняют слова: вот он обложен золотом и серебром, но дыхания в нём нет. Полнота сундуков богачей и их пышные дворцы чаще всего свидетельствуют о пустоте души. Такие люди подобны лунатикам, балансирующим на краю крыши. Бедные жаждут от них милости, но нет её. Однако, как и всякое живое существо, богатые сами нуждаются в милосердии и сострадании. Одаривая их духовным сокровищем, можно надеяться, что они станут милосердными и не пройдут мимо бедных и нищих, ибо поймут, что бедность не порок и что их душа жаждет пробуждения.

– У моих родителей не было богатства, но была большая дружная семья – шестеро детей, – продолжал Сергей. И такими совсем не богатыми, а, скорее, бедными были десятки миллионов крестьянских семей. В начале тридцатых годов во время раскулачивания у моих родителей отняли землю двенадцать десятин и почти всё имущество. Оставили восемнадцать соток приусадебного участка. Конечно, бандитское изъятие кормилицы-земли принесло немало страданий и горя. Однако мои родители, будучи воспитанными на православных традициях, понимали, что не хлебом единым жив человек и просили Бога, чтобы помог выжить в таких почти нечеловеческих нищенских условиях. И всё-таки доведённые до крайней нищеты они, не поддаваясь пагубному отчаянию, выжили, хотя и с большим трудом. Оказалось, что с Божией помощью и совсем крохотный клочок в восемнадцать соток может прокормить всю семью и выплачивать непосильно большие, грабительские налоги, если работать всей семьёй от зари до зари. Родители были рады за своих детей, за нас, что все мы с раннего детства привыкали к благородному труду, приобщаясь к нему, а получали от них ту высокую нравственную закалку, которая помогала нам успешно учиться в школе, а потом и в вузах и в дальнейшей работе, где высоко ценили способность честно и добросовестно трудиться, ценили и духовные качества человека, а вовсе не то, каким материальным богатством он владеет.

– Моим родителям повезло больше, у них не отнимали землю и не раскулачивали, – поделился Виктор. Всю жизнь они проработали учителями в средней школе. Но заработанных денег едва хватало на пропитание. Помогал приусадебный участок, которому они отдавали много сил и времени. А сейчас они живут на скромную пенсию и не помышляют о каком-либо богатстве, считая, что оно им и не нужно, и без него гораздо спокойнее жить.

Не дожидаясь дальнейшего рассказа, Сергей продолжил:

– Богатство – это не только роскошные дворцы с беломраморными колонами, не только дорогостоящие автомобили и современные авиалайнеры, но и деньги. За деньги можно купить многие материальные ценности. И в наше суетное время некоторые люди полагают, что можно обеспечить себе безбедную жизнь, накопив деньги, и чем их больше, тем счастливее человек. Так ли это?

– Не только в наше время, но и раньше было немало заблудших людей, считавших, что можно обеспечить себе и своим детям достойную счастливую жизнь, накопив побольше денег. Как будто, эти люди не знают, как банкротятся банки, в один миг превращая миллионеров в нищих, или как природные стихии и пожары истребляют все купленное за деньги материальные вещи, предметы и имущество. Купленная земля, посаженные на ней сады и засеянные поля могут оказаться во власти наводнений, засухи и прожорливой саранчи. В любое время, когда гнев Божий сокрушает всякий щит человеческий вне веры в Него, обольщённые люди пытаются защитить себя таким ничтожным щитом как деньги и богатство. Но разве можно спастись от проливного дождя при разбушевавшемся урагане, укрывшись под старым деревом с раскидистыми ветвями, но с подгнившими корнями, которое в любой момент может свалится?

– Беззаботность из-за богатства и обольщение богатством достойны порицания, – продолжил Сергей. – Однако есть более страшный грех, когда богатство наживется неправедно. Святитель Иоанн Златоуст говорил об этом: «Кто неправедно обогащается, тот хуже нищих; лучше просить милостыню, чем красть».

– Потерять всё земное богатство может не только любой богатый, но и любой праведный человек, вовсе не богатый. И об этом свидетельствует библейское повествование о праведном Иове, потерявшем сначала своё имение, а потом и сыновей, и дочерей. В нищете и болезнях благочестивый Иов хранил свою душу от отчаяния крепкой верой в Бога. Спешите богатеть в Боге – наставляют слова Спасителя. А это означает иметь богатство, которое никогда не оставляет человека, ибо оно не материальное, а духовное – твёрдое упование на Бога, милосердие и сострадание, братолюбие и божественная истина. Именно таким духовным щитом можно защитить свою жизнь и жизнь своих детей гораздо надёжнее, чем какими-то не было материальными ценностями и деньгами.

– Материальное богатство так или иначе ложится тяжёлым бременем на душу человека? Может быть, от него стоит совсем отречься, ради спасения человеческой души?

– Читая внимательно Евангелие, – отвечал Виктор, – можно заметить, что Христос советовал полное отречение от имущества («следуй за Мною», «возьми крест свой») своим апостолам, а остальным Он заповедовал милосердие и щедрость. По какому пути следовать, человек, наделённый свободой воли, выбирает сам, и этим определяется его отношение ко всему материальному. Очевидно, каждый человек, опираясь на свой добросовестный труд, должен сам найти такое место в жизни, где он мог бы твёрдо стоять на ногах, имея полное право сказать: «это моё, а не твоё». Именно такой человек – естественная живая ячейка крепкого общественного хозяйства, которое обеспечивает ему лояльное признание без зависти чужого достояния: «твоё, а не моё». Чем больше таких живых здоровых ячеек, тем прочнее общественный строй. Безнадёжно и безвозвратно теряя «своё», человек перестаёт чтить «твоё», или чужое, и он незаметно и невольно склоняется к «кулачному» «разбойничему», или бандитскому решению вопроса: «что моё – моё, а что твоё – моё тоже».

– Не случилось ли подобное при бандитском раскулачивании и насильственной сплошной коллективизации, когда у честных трудолюбивых крестьян отняли не только их любимую ими землю, но и всё имущество? – спросил Сергей.

– Подобная беда захлестнула всю страну сразу же после октябрьского переворота семнадцатого года, когда промышленники лишились своих предприятий под лицемерным лозунгом диктатуры пролетариата. А варварское раскулачивание и насильственная коллективизация оставили более ста миллионов крестьян без собственной земли, которую они любили больше, чем себя, и работали на ней, не щадя живота своего. Изъятие земли у крестьян привело к их полному разорению и окончательному разрушению деревни, и в этом заключалась целенаправленная политика якобы построения «светлого будущего» в отдельно взятой стране. И такая разрушительная политика рано или поздно неизбежно приведёт не только к массовому обнищанию народа, но и к падению партийного коммунистического режима, враждебного и губительного для общества.

– Может есть разумный выход в другом – полном аскетическом отречении от всего земного, материального, что есть «моё»?

Виктор задумался. После непродолжительной паузы он ответил:

– Апостольское аскетическое отречение от всего земного материального вряд ли можно считать примером для широкого подражания подавляющего большинства людей. Такой образ жизни – лишь некий идеал для немногих избранных, призванных устраивать свою жизнь, уходя от повседневной земной суеты.

– Не кажется ли тебе, Виктор, что-то подобное предлагают фантазёры-идеологи «коммунистического рая», призывая избавится от всего «моего»?

– Так может показаться на первый взгляд, если закрыть глаза на суть коммунистической утопии. Коммунисты пытаются внушить «непросвещённому тёмному» народу, что ни «моего», ни «твоего» не должно быть, что можно иметь «общее» и только «общее», не имея «моего». Если же следовать такому, казалось бы, безобидному и даже заманчивому принципу, то неизбежно придёт убеждение – «общее» без «моего» есть «ничьё», а до «ничейного» никому нет никакого дела.

– Не превратилась ли земля в ничейную, или чужую при бандитской коллективизации и сплошной коллективизации, когда, отняв землю у крестьян, отбили всякую охоту у них добросовестно, не покладая рук работать в поле?

– Не только этот характерный показательный пример, но и многие другие с ничейной собственностью свидетельствуют о безразличном и даже пренебрежительном отношении к любой хозяйственной деятельности, вытекающем из неведомого ранее порабощения трудящихся с вытравливанием всего человеческого – справедливости, совести и нравственности. При таком унизительном всеобщем порабощении любое хозяйство рано или поздно приходит в упадок, а вместе с ним неизбежно угасает общество и в конце концов разваливается государство, какой бы силой не пытались его удержать.

– Что же необходимо сделать, чтобы хозяйства не распадались, а укреплялись и развивались, и трудящиеся были довольны результатами своего свободного труда? – спросил Сергей.

– Решение этой проблемы состоит в том, чтобы сочетать свободное хозяйство, основанное на частной собственности, с организованной братской солидарностью и справедливостью.

– Как же такая непростая и в то же время противоречивая земная проблема решается в реальной жизни?

– Она решается путём признания христианской любви и братства, руководствуясь не уравнивающей справедливостью – делением всем поровну, а распределением по принципу: каждому своё, или то, чего он заслуживает. Правосознание, воспитанное на частной собственности, научает любого человека строго разделять «моё» и «твоё» без зависти и ненависти и уважать чужие полномочия и узаконенные права на собственность. Такое правосознание пробуждает в человеке глубокое чувство гражданской самостоятельности и приводит к верному пониманию свободы действий без ущерба ближнему своему.

Оба собеседника призадумались. Когда они учились в школе, а затем и в университете, на занятиях по общественным предметам учителя и преподаватели, следуя строгим идеологическим установкам, вдалбливали в головы своих учеников и студентов, что частная собственность не способствует хозяйственной солидарности. Только поставив всё на свои места, можно понять, что вся партийная идеология была лицемерной и ошибочной, и об этом выразил свои мысли вслух Виктор:

– Частная собственность воспитывает в человеке хозяйственную солидарность, не отнимая у него хозяйственной свободы. Каждый собственник, богатея, обогащает и своё окружение, и всё народное хозяйство. Конкуренция свободных собственников ведёт не к кровопролитной непримиримой борьбе, а к творческому свободному труду. И свободная организация мирового хозяйства возможна не через интернациональное коммунистическое порабощение, а через осознание и укрепление той солидарности, которая зиждется на частной собственности.

– Становится вполне понятным и очевидным: чем больше трудящихся лишено собственности, тем менее справедлив общественный строй и тем менее стабильно и жизнеспособно государство. Однако при наличии частной собственности остаётся имущественное неравенство? Нужно ли преодолевать такое неравенство во что бы то не стало?

Виктор, немного помедлив, ответил:

– Этих вопросов мы касались раньше. Но я могу дополнить. Очевидно, имущественное целенаправленное выравнивание не только бессмысленно, не только бесполезно, но и опасно: в любом случае неравенство физических сил человека, его способностей, желаний и возможностей рано или поздно приведут к имущественному неравенству. И такое естественное неравенство нельзя преодолеть варварским бандитским переделом богатства или каким-то мирным его перераспределением, но можно победить его единственным способом – освобождением человеческой души от зависти и ненависти путём доброжелательности, овладевая великим искусством довольствоваться тем, что есть и не помышляя о тех, кто богаче меня, а заботясь о тех, кто беднее меня, ибо материальное богатство вовсе не определяет истинные достоинства и величие любого человека. Умение спокойно переносить неравенство обретается через духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения, которое наиболее благотворно, когда начинается ещё в раннем детстве.

– Я думаю, – продолжил Сергей, – что для любого человека, вне зависимости от того, богат ли он или беден, важно усвоить простую истину: представляет настоящую ценность не то, каким имуществом владеет человек, а его душа, его сердце, его добрая воля и те благородные дела, проистекающие из его богатого внутреннего мира. Есть множество благочестивых людей, достойных всяческого богатства, но есть и другие люди, которые не могут потратить во благо даже гроши, заработанные своим честным трудом. Эту вечную истину не хотят понять сторонники коммунистической демагогии, утверждая, что всегда в общественных отношениях имущественное неравенство неизбежно ведёт к непримиримой ожесточённой борьбе.

– Они не хотят признать и другой простой истины: важно не то, чтобы не было имущественного неравенства, а то, чтобы в свободном обществе не было хозяйственно-беспочвенных, бессильных, безработных и бесперспективных людей. Не менее важна ещё одна прописная истина: каждый человек должен иметь свою хозяйственно-отправную точку и чтобы его собственное восхождение к благосостоянию не было искусственно затруднено. Только в этом случае полезный и продуктивный труд будет реально обогащать трудящегося, и все люди в своих трудовых отношениях почувствуют поощрение частной собственности и по достоинству оценят успех в работе и почёт честного добросовестного труда. Именно заработанная честным трудом собственность побуждает каждого свободного человека добросовестно трудиться.

– Возможно ли противообщественное использование собственности? – спросил Сергей.

– Это вполне возможно, если принятые законы не защищают честных тружеников от эксплуатации, потогонного труда и от других антисоциальных действий работодателей, какими благими намерениями они не прикрывались бы. Любой собственник, лишённый чувства ответственности и чувства солидарности и распоряжающийся собственным имуществом, нанося вред другим и поступая антисоциально, должен убедиться в том, что его собственность меньше защищена государством и что такое ведение хозяйства оказывается экономически, юридически и нравственно невыгодно для него самого, что послужит стимулом для выбора другого отношения и к собственности, и к людям.

– Насколько правомерно широко распространённое утверждение: частная собственность – это власть? – сформулировал свой очередной вопрос Сергей.

– Этот вопрос, по-видимому, последний? О частной собственности можно говорить долго. А ответ на этот вопрос, ты, наверно, знаешь. Но я попытаюсь на него ответить, как мне представляется, если не возражаешь.

Сергей кивнул одобрительно головой.

– Частная собственность это не только власть, но и право на власть, и свобода для власти. Хотя это власть непосредственно над вещами, или материальными ценностями, но косвенно это власть и над людьми. Право на частную собственность в цивилизованном государстве закрепляется не только юридически оформленными обязательствами, но и нравственными нормами, и патриотическими побуждениями, нигде окончательно не прописанными. Из благих намерений, помыслов и действий в недрах частной собственности рождается свобода. Только свободные, сильные и духовно воспитанные люди, объединившись друг с другом, на прочном надёжном фундаменте частной собственности смогут построить процветающее общество, социально защищенное.

– Полное изъятие частной собственности – задача безумная и безнравственная. Без собственности невозможна свобода человека. Собственные материальные ценности нужны человеку для земной жизни – все люди рождаются без собственности и уходят в мир иной без неё. Лишь духовное, а не материальное богатство остаётся для вечной жизни.

Виктор посмотрел на часы. Был одиннадцатый час. Начинало темнеть.

– Сегодня мы хорошо поговорили, – сказал Сергей, – а в следующий раз мы побеседуем о чём-нибудь не менее интересном.

– Согласен! Пора нам возвращаться домой.

Собеседники медленно поднялись в гору по извилистой тропе к смотровой площадке. Здесь они решили недолго постоять, чтобы ещё раз полюбоваться вечерней Москвой, залитой многочисленными мерцающими огнями.

Библиографические ссылки

Карпенков С.Х. Незабытое прошлое. М.: Директ-Медиа, 2015. – 483 с.

Карпенков С.Х. Воробьёвы кручи. М.: Директ-Медиа, 2015. – 443 с.

Карпенков С.Х. Экология: учебник в 2-х кн. Кн. 1 – 431 с. Кн. 2 – 521 с. М.: Директ-Медиа, 2017.

Карпенков Степан Харланович


Возврат к списку


    
Система электронных платежей