Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Подписка на рассылку

С.Х. Карпенков. Догнать и перегнать

06.05.2017

С.Х. Карпенков. Догнать и перегнать

Разрушенное сельское хозяйство на руcской земле после октябрьского переворота семнадцатого года долгие десятилетия не удавалось восстановить. Большевицкие и партийные вожаки для обеспечения продовольствием в первую очередь себя, своих служак и сатрапов, а потом и проголодавшийся народ регулярно организовывали и совершали вооружённые набеги на крестьян с целью их ограбления. Так было в двадцатые годы, когда под большевицкими лукавыми лозунгами продразвёрстки и военного коммунизма у крестьян отнимали добытый их руками хлеб вплоть до последнего зерна, обрекая их на голодную мучительную смерть. Не решалась продовольственная проблема и в тридцатые годы, когда крепких крестьян-хозяев, едва ставших на ноги, выгоняли из родных хат, и одних без суда и следствия расстреливали, а других сажали в тюрьмы либо ссылали туда, куда Макар не гонял телят. Подавляющее большинство крестьян насильно загоняли в колхозы, предварительно лишив их собственной земли, оставив лишь небольшой приусадебный участок, едва позволявших худо-бедно сводить концы с концами и выжить многим миллионам многодетных крестьянских семей. Насильственно организованные колхозы, где всё наше, но не все моё, от начала их сотворения находились на грани разорения и не обеспечивали в полной мере продовольствием население страны несмотря на то, что под видом выполнения государственных заготовок их обязывали сдавать весь собранный урожай, а иногда доходило дело до безумия, когда в «закрома родины» выгребали даже весь семенной фонд. Крестьяне-колхозники за свой труд в колхозе получали не заработанные деньги и не хлеб, а пресловутые палочки в трудовой книжке. У некоторых крестьян не хватало своих запасов хлеба до нового урожая, и они вынуждены были ранней весной, как только сходил снег, выкапывать мёрзлую полусгнившую картошку в поле и собирать летом после жатвы случайно упавшие колоски, за что партийные служаки ловили и сажали их в тюрьмы. Совсем неблагополучно обстояли дела с продовольствием в городах и посёлках, где не хватало не только мясных и молочных продуктов, но и чёрного хлеба, за которым выстраивались длинные многочасовые очереди, а в сельские лавки такие продукты повседневного спроса вообще не поставлялись – кремлёвские «мудрецы» считали, что крестьяне сами себя прокормят.

Партийные властители, восседавшие в царских палатах древнего Кремля, как и их многочисленные служаки и камарилья, никогда не испытывали недостатка в продуктах питания, и они, конечно же, пытались решить ими же созданную продовольственную проблему. Их скудного ума и весьма ограниченных способностей хватало лишь на то, чтобы усвоить совсем незамысловатое правило разделять и властвовать, следуя которому под благовидным предлогом строительства социализма в деревне, руками своих вооружённых служак они беспощадно грабили последний хлеб у крестьян. При этом особо отличился Сталин, спустившийся с кавказских гор на русскую землю и совсем не знавший крестьянской жизни. По его злой воле десятки миллионов крестьян лишались не только хлеба, не только собственной земли, но и свободы – одни из них были расстреляны, другие томились в тюрьмах, а третьи были сосланы.

Не бандитским и не варварским, а вполне мирным путём пытались накормить проголодавшийся народ приемники Сталина, при котором вся российская земля была опутана колючей проволокой тюрем и лагерей и кровавое репрессивное колесо не обошло стороной ни одну трудовую семью.

С уходом в мир иной Сталина, тирана на троне, облегчение сразу же почувствовали в каждой крестьянской семье после освобождения, хотя и не полного, но ощутимого от непосильных налоговых податей – денежных поборов за каждую сотку приусадебного участка, за каждое дерево и, кроме того, натуральных оброков: мяса, молока и яиц, – которых и так не хватало в бедных многодетных семьях, едва сводившей концы с концами. Оставалось ввести поборы ещё и на воздух, чтобы окончательно задушить крестьян, но на это архиважное большевицкое нововведение у Сталина, усатого «отца всех народов» с незаконченным семинарским образованием, не хватило ни знаний, ни ума, ни грузинской хитрости. У бедных крестьян не было денег для выплаты налогов – они почти бесплатно работали от зари до зари в колхозе, а крохотный приусадебный участок едва обеспечивал их семьи пропитанием. В отличие от Сталина, из-за высокой кремлёвской стены не видевшего горя народного, переполнявшего всю землю российскую, его первый приемник Георгий Маленков знал о плачевном состоянии крестьян и пытался, как мог, улучшить их нелегкую жизнь. Кроме того, он сыграл очень важную роль в предотвращении захвата власти Лаврентием Берией, главным внесудебным палачом и карателем, на совести которого миллионы безвинных жертв, включая великое множество крестьян. Занимая высокий государственный пост Председателя совета министров и фактически руководя страной с марта по сентябрь 1953 года, Георгий Маленков выступил инициатором снижения в два раза сельхозналогов, списания недоимок прошлых лет и изменения принципа налогообложения жителей села. При нём многие миллионы крестьян сразу же почувствовали некоторую свободу – они могли получить паспорта, и в их семьи всё реже стали наведываться незваные гости, партийные служаки, которые при сталинском режиме, прикладывая дуло нагана к груди беззащитного хозяина или чаще всего несчастной хозяйки-вдовы, выбивали грабительские подати с обездоленных крестьян. О добрых делах Георгия Маленкова вспоминало с благодарностью не одно поколение крестьян-тружеников, добывавших в поте лица хлеб насущный.

Следующему приемнику на троне Никите Хрущёву, обладавшему всей полнотой партийной власти, удалось повернуть социалистическую махину на массовое строительство быстро возводимых жилых домов, и миллионы городских семей, переселившись из полуподвальных коммуналок с затхлым воздухом, получили бесплатное жильё – отдельные квартиры, пусть и не просторные, но не коммунальные. Строительная индустрия охватила и науку, и образованию – в крупных городах строились научно-исследовательские комплексы, открывались многочисленные академические и отраслевые институты, обновлялись и расширялись высшие учебные заведения, готовившие не скороспелых «экономистов» и «юристов», а высококвалифицированных специалистов для разных отраслей промышленности и сельского хозяйства.

Однако при всех этих бесспорных достижениях в то относительное благодатное время не было налажено массовое производство высококачественных промышленных товаров широкого потребления и оставалась по-прежнему очень острой и злободневной продовольственная проблема.

Кардинальное решение закоренелой проблемы обеспечения населения продовольствием Никита Хрущёв видел в освоении целинных залежных земель. Казалось бы, такой мирный и вполне благонамеренный путь может привести к желанной цели, когда каждая семья не будет испытывать недостатка в продовольствии. Очевидно, чем больше распахано земли, чем больше посеяно, следовательно, тем больший будет собран урожай. Осознавая эту простую истину, именно так всегда поступали крестьяне, когда в деревнях и сёлах становилось тесновато и возникала необходимость освоения новых земель, чтобы накормить свои многодетные семьи и выплатить государственные подати. При этом осваивались лишь небольшие участки земли вблизи поселений и с учётом богатого опыта земледелия своих предков. Однако во второй половине пятидесятых годов прошлого века целина в далёких степях поднималась совсем по-другому и в конечном счёте не накормила народ хлебом.

Поднятые миллионы гектар целинных залежных земель уже через два года не позволили существенно увеличить сбор зерна пшеницы, достаточного для производства продуктов питания и кормов для животноводства. Для решения этой, казалось бы, простой задачи Никита Хрущёв предложил новую идею – повсеместно выращивать кукурузу, высокоурожайную культуру. К такому предложению он пришёл не случайно: долгие годы живя на Украине, он наблюдал, как там хорошо растёт кукуруза и, созревая, даёт богатый урожай. Кроме того, во время своего визита в Соединённые Штаты в 1959 году он посетил одного американского фермера, высокорентабельное хозяйство которого специализировалось на выращивании кукурузы.

Никита Хрущёв, партийный глава тогдашнего государства, не обременённый профессиональными знания сельского хозяйства, искренне верил и надеялся, что повсеместное выращивание кукурузы поможет поднять советское сельское хозяйство и обеспечить достойную жизнь в деревне. Одно дело верить и надеяться, а сосем другое понимать и знать, что высокие урожаи кукурузы возможно получить лишь на богатых чернозёмом полях, опираясь на многовековой крестьянский опыт земледелия и при соблюдении агротехнических правил выращивания сельскохозяйственных культур.

На пламенный партийный призыв с благими намерениями сразу же, без каких-либо промедлений откликнулись все средства массовой информации и на всю необъятную страну во всеуслышание прозвучали красивые слова: «Кукурузу не напрасно мы так ценим высоко: кукуруза – это мясо, сало, масло, молоко!»; «Кукуруза всему голова!» и другие. Не обошли стороной агитацию кукурузной эпопеи и советские фильмы. В частности, в мультфильме «Чудесница» очаровательная молодка, русская красавица с внешним обликом созревшей кукурузы с золотистым отливом, в музыкальном оркестровом сопровождении поёт весёлую задорную частушку:

Я культура хлебная,

Я и ширпотребная!

Я крупа и маргарин,

Я крупа и желатин.

Каучук и ацетон,

И тройной одеколон.

И тому подобное –

Я на все способная!

Местные партийцы на необъятных российских просторах получили указание сверху выращивать кукурузу вместо традиционных культур на всех колхозных полях вне зависимости от климатических, погодных условий и от плодородия почвы. Началась очередная партийная компания, только теперь не целинная, а кукурузная. Кукурузу перевели сразу же в разряд царицы полей, способной решить сразу все продовольственные проблемы везде и всюду. Её стали сеять не только в средней полосе с нечернозёмными худыми почвами, но и за полярным кругом, где суровый климат, совсем тощая земля и где традиционные культуры едва успевают созревать за очень короткий летний сезон. Многие опытные крестьяне-хозяева, знавшие, что и когда нужно сеять и сажать, пытались объяснить колхозным бригадирам, что кукуруза не дозреет на худой почве и приведёт к дальнейшему её истощению, но к их мнению местные партийцы не прислушивались, как это было всегда при партийном единовластии. Бесперспективность напрасной кукурузной затеи предвидели и толковые смекалистые председатели колхозов (таких руководителей хозяйств, хорошо знавших своё дело, было немало), но не выполнить партийных указаний сверху не осмеливались. Неслучайно в то время в сельской среде бытовала весьма распространённая поговорка: «Кукурузу сажать надо и убирать, чтобы и тебя самого не посадили или не убрали», хотя в этой незатейливой, но меткой поговорке в большей степени отражалось не опасение наступившей хрущёвской оттепели, а суровое незабытое прошлое жестокой сталинской эпохи, когда не только за подобную откровенную поговорку, но и без всяких поводов и каких-либо оснований не только убирали, но и беспощадно сажали и расстреливали многие миллионы безвинных людей.

В кукурузе-чудеснице Хрущёв видел чудодейственное средство лечения больного сельского хозяйства, которое после октябрьского переворота не могло встать на ноги и долгие десятилетия было поражено страшным недугом – вопиющей социалистической бесхозяйственностью. «Кукуруза, товарищи, – подчеркивал он в одном из своих выступлений, – это танк в руках бойцов, я имею в виду колхозников; это танк, который даёт возможность преодолевать барьеры, преодолевать преграды на пути к созданию изобилия продуктов для нашего народа». Ставка именно на кукурузу объяснялась тем, что кроме зернового початка она имеет ещё крупный стебель с зеленой массой, которую можно использовать на корм скоту. К тому же кукурузное зерно по содержанию питательных веществ и калорийности превосходит другие зерновые. Поэтому неслучайно в те годы кукурузу называли царицей полей. Казалось бы, при её повсеместном выращивании вместо традиционных культур можно решить сразу две задачи – увеличить производство зерна и обеспечить калорийный корм для животноводства.

«Единственно верные» кукурузные директивы, преломлённые через все партийные сходки, начиная от верховных и кончая местными, и принятые в сопровождении длительными продолжительными аплодисментами, переходящими в бросание лаптей, доходили до каждого колхоза и до каждой деревни. Поэтому кукурузу в принудительном порядке сажали везде и всюду вплоть до северных районов, где короткий вегетативный период не достаточен для роста и созревания этой теплолюбивой культуры. Под кукурузу распахивались и целина, и земли под кормовые культуры, и поля под паром, и пастбища. Чтобы выполнить и перевыполнить то, что «велит партия», и не получить нареканий сверху, кукурузой засевались лучшие поля, раньше отводимые под традиционные зерновые культуры – пшеницу и рожь.

За несколько лет площади под кукурузу были увеличены более чем в два раза и превысили общую площадь распаханных целинных и залежных земель. Жесткие беспрекословные указания сверху, где и что сеять, привели к тому, что посевы пшеницы и ржи в традиционных земледельческих районах резко сократились и, следовательно, общий сбор зерновых заметно снизился, а не вырос, как ожидалось.

Для посева кукурузы и сбора урожая в срочном порядке разрабатывалась специализированная сельскохозяйственная техника, и было налажено её промышленное производство – традиционные сеялки и комбайны, предназначенные для ржаных и пшеничных полей, для такой цели не годились. Кроме того, для обработки кукурузных полей химикатами с воздуха был приспособлен широко распространённый транспортный пассажирский самолёт АН-2, названный в народе ласковым женским именем «Аннушка» и получивший ещё одно название – «кукурузник». Этот лёгкий и очень надёжный самолёт до сих пор используется во многих странах как пассажирский, транспортный и для опыления картофельных полей, садов и виноградников.

Находясь на троне партийной власти, Хрущёв пытался не только накормить свой народ, но и продемонстрировать всему миру преимущества отечественного социализма, переходящего в стадию коммунизма, когда каждый советский гражданин будет получать по своим потребностям. Ему казалось, что для достижения такой благородной цели достаточно решить совсем простую задачу – «догнать и перегнать Америку по производству мяса, молока и масла на душу населения». Однако такая очередная дерзкая попытка решить эту земную задачу сразу и везде не прибавила ни мяса, ни молока, ни масла, не говоря уж о хлебе насущном, которого по-прежнему не хватало ни в городах, ни в деревнях, а обернулась печальными последствиями: повсеместно забивали всё подряд поголовье скота, а иногда дело доходило до умопомрачения – в погоне за Америкой под общую шумиху на мясокомбинаты отправлялись даже лошади знаменитой орловской породы, выводимые в течение не одного столетия на русских конных заводах. При этом везде и всюду ширились масштабы приписок, обычным делом становилась фальсификация статистики. Стремление любой ценой догнать и перегнать Америку с загнивающим капитализмом привело в конечном итоге не к развитию сельского хозяйства, включая животноводство, а к его дальнейшему упадку. Выполнение одиозных приказов нередко завершалось трагедией: заложниками ситуации становились сами местные партийные властители. Так, секретарь Рязанского обкома Ларионов, прилюдно пообещав в короткий срок «догнать и перегнать Америку», распорядился забить все поголовье скота в области, включая молочных поросят. Получив за «небывалый успех» звезду Героя социалистического труда, он застрелился.

Шумные целинная и кукурузной кампании, проведённые по «велению партии» с социалистическим размахом, не наполнили продовольственные магазины ни мясом, ни молоком, ни мясом, ни маслом, а хлеба насущного по-прежнему не хватало. Эту закоренелую проблему партийные кремлёвские властители не оставили без внимания – осенью 1962 года было подписано постановление «О наведении порядка в расходовании ресурсов хлеба», согласно которому ограничивалась продажа хлеба – не более 2,5 кг в одни руки. За хлебом в полупустых продовольственных магазинах, как и прежде, выстраивались длинные многочасовые очереди проголодавшихся покупателей.

Поднять на ноги сельское хозяйство с помощью спасительницы кукурузы не удалось: вместо рассчитанных 500–600 центнеров зеленой массы с гектара, как у американского фермера, получали во много раз меньше, и, кроме того, в нечерноземье произошло небывалое истощение почвы. Попытка сделать кукурузу сразу мясом, салом, маслом и молоком закончилась неудачей, как и не удалось прежняя попытка накормить народ от пуза, подняв десятки миллионов гектар целинных залежных земель.

Социальные эксперименты в сельском хозяйстве, не проверенные сначала на самих экспериментаторах, невежественных партийных властителях, продолжились и в дальнейшем – в эпоху развернутого социализма, когда не один раз ставили задачу накормить народ своим хлебом. Однако достигнуть такой земной цели партийные вожаки, академий не кончавшие, не смогли, и многие деревни оказались неперспективными, и по воле партии их решили ликвидировать. Остальные же деревни и сёла начали постепенно умирать, а возделываемые когда-то поля стали зарастать бурьяном и кустарником.

Широкомасштабные целинная, кукурузная и многие другие шумные партийные компании, много раз проводимые после октябрьского переворота семнадцатого года, – это неудачные безуспешные попытки преодоления любой ценой следствий социалистического государственного устроения, при котором пропадает всякое желание добросовестно трудиться. Целесообразно и разумно было бы не преодолевать следствия, а устранить причину всех рукотворных бед, обрушившихся в течение многих десятилетий на русский и братский народы. Истинная же причина всех бед скрывалась и скрывается в самой утопии «светлого будущего», которое любой ценой, включая массовое кровопролитие, якобы стремились приблизить сначала большевики, а потом и их приемники. Но понять эту земную истину не смогли ни полуобразованные «гениальные вожди», затеявшие и осуществившие государственный переворот в великой России, ни их последователи, не обремененные ни фундаментальными, ни историческими, ни философскими знаниями, вооружившись которыми вполне возможно было бы избежать величайшей в мире народной трагедии с десятками миллионов человеческих жертв.

Библиографические ссылки

Карпенков С.Х. Незабытое прошлое. М.: Директ-Медиа, 2015. – 483 с.

Карпенков С.Х. Воробьёвы кручи. М.: Директ-Медиа, 2015. – 443 с.

Карпенков С.Х. Экология: учебник в 2-х кн. Кн. 1 – 431 с. Кн. 2 – 521 с. М.: Директ-Медиа, 2017.

Карпенков Степан Харланович


Возврат к списку


    
Система электронных платежей