Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Подписка на рассылку

A. A. фон ЛАМПЕ. ПУТИ ВЕРНЫХ. V. СЕВЕР.

15.07.2017

A. A. фон ЛАМПЕ. ПУТИ ВЕРНЫХ. V. СЕВЕР.

Приобрести книгу А.А. фон Лампе "Пути верных": http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15290/

Попытки верных долгу русских спасти свою родину из рук интернациональной банды не ограничивались только боевыми действиями на юге России и в беспредельных просторах Сибири.
Как раз в то время, когда на юге Добровольческая армия, идя тяжелым путем второго Кубанского похода, почти достигла города Екатеринодара, осаждая который она в первый свой поход потеряла генерала Корнилова, а на Востоке правительство Омска еще до своего падения и передачи правительственной власти в руки адмирала Колчака, вело успешные бои и создавало Сибирскую армию — на крайнем Севере России в далеко удаленном от центра страны г. Архангельске, образовался новый фронт противобольшевистской борьбы.
Здесь, в отличие от других двух фронтов, особенно в начале борьбы, главную роль играли англичане. И на этот раз главной причиной почему Антанта протянула руку помощи русским патриотам для создания ими нового фронта, было опасение Германии и стремление создать на русской почве новый фронт вместо того, который был уничтожен миром в Брест-Литовске. Англичане опасались раньше всего, что Мурманск и Архангельск могут сделаться базой германских подводных лодок, действующих на путях связи с Россией, а кроме того они не желали допустить, чтобы Германия, при посредстве большевиков, использовала для себя громадные склады военного снаряжения, сосредоточенного на севере Императорским Российским правительством.
В своих стремлениях «обезопасить снаряжение» англичане шли очень далеко. Они могли рассчитывать конечно образованием нового и притом далеко удаленного боевого фронта отвлечь внимание германского верховного командования от боевых линий на западном фронте. Менее всего были близки сердцу англичан интересы России, союзниками которой они были во время войны. Впоследствии, с развертыванием боевых действий на северном антибольшевистском фронте, выплыло на поверхность еще одно обстоятельство, которое весьма интересовало англичан, но не имело ничего общего с идейной стороной вопроса — англичан привлекал лес, который рос на безграничной поверхности северной России в громадном изобилии. Таким образом, англичане, которые помогали белым русским, не забывали и коммерческой стороны дела и не упускали случая спешно переправлять русский лес в Англию.
Однако, эти обстоятельства либо стали известны белым русским много позже, либо они игнорировались ими сознательно, потому что это давало им возможность извлечь из создавшегося положения известную пользу для родины на пути к образованию нового боевого фронта, чем затруднялось положение большевиков и повышались надежды на спасение страны. Следовательно, было необходимым использовать хотя и сомнительную помощь англичан и только потом, уже в период борьбы, потребовать перевести ее на путь для России нужный и полезный. Другого выхода не было и положение надо было принимать таким, каким оно было, и позаботиться о том, чтобы извлечь из него возможно большую пользу.
Борьба на этом фронте велась в исключительно трудных условиях, так как крайний север России трудно проходим вне дорог и долин рек не только в период суровой зимы, но даже и летом. На всю территорию имелись всего две железнодорожные линии, которые шли с севера на юг, то есть, в направлении наступления против сидевших в центре большевиков — это была дорога от Архангельска на Москву и от самого северного пункта России Мурманска, который обладал незамерзающей гаванью, — на Петроград. Течение рек, которые в большинстве текли с юга на север, было в общем все же благоприятно.
Немедленно после захвата господства большевиками в центре страны — русские патриоты почти всех политических направлений начали постепенно подготовлять свержение враждебной власти. В середине лета 1918 года на севере появились русские офицеры и политические деятели. Большинство из них имело те или иные связи с французским или английским посольством в России, эти дипломатические миссии уже сами вели переговоры со своими правительствами об оказании помощи русским национальным боевым силам, если они считали их достаточно сильными для того, чтобы свергнуть большевиков. В последнем случае должны были быть высажены английские войска достаточной силы*).

*) Английские войска потому, что державы Антанты считали Север России находящимся в сфере английского влияния

K началу августа все было готово и надо было только дать сигнал к восстанию, которым должен был руководить капитан 2-го ранга Чаплин, живший в Архангельске, как английский офицер. В Мурманске большевистское правительство было представлено. «Областным Мурманским советом», в который вошли в достаточном количестве русские люди, стоявшие в прямой связи с иностранными посольствами. Члены иностранного дипломатического корпуса, в свое время покинувшие Москву, постепенно продвигались на север.
1-го августа, к большой радости населения, над городом появились первые вестники британских войск — английские гидропланы. Большевики в панике стали отходить на юг... 2-го августа русские добровольческие формирования повсеместно провели разоружение большевиков и при помощи нескольких орудий, которые попали в их руки, дело было сделано.
Радость населения, которое не могло сразу поверить в падение ненавистной власти, было безгранично. На правительственных зданиях вместо красной коммунистической тряпки развевался русский национальный флаг. Во главе страны стало новое правительство, возглавленное престарелым революционером Чайковским. Состав правительства был политически исключительно пестрым и это обстоятельство привело позже к осложнениям во внутренней жизни области, так как время от времени требовалось сделать разные перемены в составе представителей власти. В этих переменах сказывалось влияние враждебных социалистам-марксистам элементов. К ним в первую голову принадлежали право-настроенные офицерские круги.
Однако десант, высаженный англичанами под командой генерала Пулль, был очень малосильным и это обстоятельство лишало вновь сформированные русские войска возможности продвинуться достаточно легко на юг. Кроме того, англичане немедленно почувствовали себя господами в занятой ими области и начали действовать по своему усмотрению, что, естественно, повело к неизбежным столкновениям и осложнениям.
Борьба в северной области, бедной средствами, лишенной путей сообщения и с малочисленным населением, конечно, имела только второстепенное значение и в борьбе белых за освобождение России не могла иметь значения решающего. Значение созданных на севере военных сил сводилось к тому, что они могли, при успехе, оказать непосредственную помощь другим белым фронтам, то есть — правому флангу восточного фронта адмирала Колчака и левому флангу западного фронта генерала Юденича.
Поэтому все усилия русского командования на севере были направлены к тому, чтобы с одной стороны наступлением на юг отразить коммунистические полки, стремившиеся вернуть себе потерянное на севере господство, a с другой — всеми силами достигнуть связи с армиями адмирала Колчака, чтобы передать им запасы боевого снабжения и обмундирования, заготовленного при помощи англичан. В разграбленной чехами Сибири ощущался в этом большой недостаток.
А между тем ограниченность сил английского десанта вела к тому, что наступление армии шло исключительно медленно и операции растягивались на долгие сроки.
Вследствие неизбежной несогласованности в действиях всех белых фронтов, которые были отрезаны один от другого бесконечными пространствами, своеобразной политики «помогавших» им представителей бывших союзников Великой России, а также вследствие инертности английского командования на севере России, так и не была решена задача, которая оправдала бы все жертвы русских верных и ясно показала бы значение северной области в общей борьбе.
Трудности во взаимоотношениях русского командования и английского генерала неизбежно должны были привести к крушению, а потом и к неудачному исходу предпринятой борьбы: окончание мировой войны лишило англичан какого-либо интереса к начатому при их помощи предприятию. Им оставалось либо уйти и предоставить область произволу большевиков, либо остаться, но уже не для борьбы против большевиков, а для того, чтобы захватить политически и хозяйственно страну, ее колонизировать и использовать ее значительные природные богатства. На последний путь, естественно, не могло стать русское правительство и в этом направлении оно повело решительную политику против захватных планов англичан. Это, конечно, лишало русских английской помощи не только в военном отношении, но и в вопросах снабжения не только углем, но даже и хлебом и т. д. Весной 1919 года, в успешный период наступления армии адмирала Колчака, еще была надежда на плодотворное и планомерное сотрудничество с англичанами. Отступление армий Верховного Правителя России на восток имело для судьбы северного фронта решающие последствия... Англичане начали готовиться к отъезду... В августе 1919 года, в годовщину основания северного фронта, правительственная власть в этой области перешла в руки генерала Миллера (который позже, 22-го сентября 1937 года погиб в Париже), и в сентябре того же года, то есть в то время, когда армии генерала Деникина продвигались победоносно и заняли Киев и Курск, — англичане окончательно покинули тех, кого они сами именовали своими «союзниками» и предоставили их — их собственной судьбе.
Русские войска области были уже сформированы и, конечно, могли продолжать борьбу, в особенности же в том случае, если бы действия па других белых фронтах развивались успешно. Но все же уход англичан невольно внес начала деморализации и отчаяния в души борцов северного фронта, тем более, что англичане в сознании своей ответственности перед населением в том, что они сами втянули его в вооруженную борьбу против большевиков, давили на русское командование и старались убедить его в необходимости распустить войска, при условии, что «наиболее ответственные» офицеры и жители области будут увезены англичанами заграницу. В этом направлении англичане не останавливались ни перед какими средствами. Чтобы доказать правильность их точки зрения, они сеяли паническое настроение в войсках и среди населения, надеясь таким путем принудить русское правительство исполнить их волю и прекратить борьбу. Эта агитация повлекла за собою тяжелые дни восстаний в войсках, что имело неблагоприятные последствия для судьбы области.
Командование, взявшее на себя обязательство вести на борьбу русских патриотов, которые возложили на себя добровольно крест служения родине, естественно не могло пойти по пути, избранному англичанами.
Пути верных были иными — по этим путям и пошли северные русские полки, не поддавшись в конечном счете ни уговорам, ни провокации англичан.
Англичане ушли. Но перед своим уходом они нашли еще время, чтобы нанести русскому делу последний и очень чувствительный удар. Под предлогом «опасения», что вновь сформированная армия не выдержит натиска большевиков и последним удастся захватить сосредоточенное в северных гаванях снабжение, — англичане перед своим уходом утопили все имущество в море... Таким образом, еще до того, как мог решиться вопрос обо всем имуществе и о том, могло ли оно вообще попасть в руки большевиков, оно было отнято «союзниками» от русских добровольцев, после ухода англичан вынужденных доставать все необходимое... со дна моря. Легко себе представить в каком виде возвращало море все то, что ему подарили англичане!
Конец 1919 года ознаменовался кризисом всех противобольшевистских фронтов и это обстоятельство раньше всего решило судьбу фронта северного, роль которого заключалась в том, чтобы быть связью между этими фронтами и помогать этим фронтам в тех или иных формах. Началась ликвидация, которая особенно затруднялась суровостью северной зимы. С величайшей осторожностью и большими потерями очищали белые боевые линии, когда-то с большими потерями ими занятые, и отходили на север; чтобы уйти — кто знает куда и с какими надеждами... В глубоком снегу, по берегу Белого моря, на путях из Архангельска в Мурманск шли верные по своему последнему пути к гибели, становясь добычей либо красных палачей, либо страшных морозов. Только немногие, из последних сил достигнув северных гаваней, имели возможность погрузиться на суда и уйти в Норвегию, чтобы там, передохнув в специально для того созданных лагерях, потом распылиться на чужбине, без работы, без средств, связей и поддержки; они вынуждены были оставить на родине своих родных и друзей на произвол и суд большевицкой чеки.
Судьба все больше и больше разрушала усилие белых; она выдавала Россию в руки красных коммунистов, что создавало угрозу всей Европе, угрозу, которая не потеряла своего значения и по сей день.


Возврат к списку


    
Система электронных платежей