Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Подписка на рассылку

Светлой памяти В.А. Фонарёва (1954–2017)

15.07.2017

Светлой памяти В.А. Фонарёва (1954–2017)

2 июня 2017 года ушёл из жизни Владимир Александрович Фонарёв – талантливый режиссёр-документалист, патриот России, один из членов теперь уже почти легендарного Историко-патриотического объединения «Русское Знамя».

Володя родился в Санкт-Петербурге (тогда «Ленинграде») 5 ноября 1954 года. До восьмого класса жил и учился в Лисьем Носу, затем переехал с семьёй на Васильевский остров. Практически вся его трудовая биография была связана с телевидением. По окончании школы, он поступил в Ленинградский кинотехникум и в 1974 году успешно его окончил. В том же году был призван на действительную срочную службу в Советскую Армию. Часть, в которой служил В.А. Фонарёв, дислоцировалась в Прибалтике и занималась ведением радиоразведки.

Вернувшись в 1976-м из армии, как тогда говорили «с чистыми погонами и чистой совестью», он пошёл работать на ленинградское телевидение осветителем, учился в Институте культуры им. Н.К. Крупской, готовился стать режиссёром самодеятельного театрального коллектива. С 1984 года работал администратором в редакции детских и молодёжных передач, затем ассистентом режиссёра, режиссёром в редакции художественного вещания.

Первая его самостоятельная режиссёрская работа на ленинградском телевидении появилась в 1986 году в цикле «Антология короткого рассказа». Это была инсценировка рассказа Василия Шукшина «Обида». В дальнейшем было много других работ в программах «Антология короткого рассказа», «Монитор», «Пятое колесо»…

В 1987-м он поступил в Институт театра, музыки и кинематографии им. Н.К. Черкасова, учился по специальности «Режиссура телевидения» на курсе В.А. Латышева. Окончил институт в 1991-м. С громким скандалом…

Скандальной оказалась его дипломная работа. То было время «перестройки», страна, окончательно заведённая в тупик коммунистическими руководителями, бурлила. И Володя снял телефильм о неформалах-антикоммунистах – тогдашней политической оппозиции. Необычный и смелый для своего времени фильм. Сегодня эта лента вряд ли произвела бы столь сильное впечатление, а тогда для заидеологизированного советского телевидения это было «новым словом» и воспринималось очень серьёзно: даже на самом излёте своего существования КПСС продолжала жёстко контролировать идеологическую сферу и, несмотря на провозглашённую в Советском Союзе «гласность», давила всех, кто имел смелость мыслить самостоятельно и отклоняться от пресловутого «генерального курса» партии. Дипломную работу Владимира Александровича объявили «махровой антисоветчиной», и дело могло закончиться плохо – за подобные вещи запросто оставляли без диплома. Спасло то, что события в тот памятный 1991-й год развивались уж очень стремительно – в августе рухнула сама КПСС. Стало уже не до таких мелочей: позабыв обо всём, вчерашние гонители – партийные функционеры-картели-прихлебатели – кинулись наперегонки разбегаться с тонущего коммунистического крейсера, на ходу кидая красные флаги и спешно перекрашиваясь в «демократов»…

С 1991-го по 1997 годы В.А. Фонарёв работал в Дирекции «Санкт-Петербурга» ВГТРК в передачах: «Колесо России», «Неопалимая Купина», «Параллели», «Новая линия», «Арена для сенсаций», «Новое Пятое колесо». Затем, до 2002 года, был тележурналистом на «36-м» (Невском) канале в передачах: «Неделя», «Я – налогоплательщик», «Петербургская хроника».

Автору этих строк довелось работать с Владимиром Александровичем в процессе создания нескольких телевизионных фильмов, телепередач и репортажей, в частности, «О Чёрном бароне замолвите слово», «Куда уходит песня», «Крест Юденича» и др. Могу сказать, что работать с Володей было легко и интересно: он умел прислушиваться к мнению людей, с которыми делал фильм, всё схватывал с полуслова, фонтанировал оригинальными режиссёрскими идеями и юмором. В отличие от многих нынешних полуобразованных телевизионщиков, Володя был очень начитан, хорошо знал русскую и советскую историю, блестяще разбирался в литературе и кинематографии. Это позволяло ему всегда по-настоящему владеть темой, над которой он работал – его фильмы никогда не были поверхностными. Но, главное – в нём ощущался внутренний стержень, который не позволял делать халтуру на потребу интересов сиюминутных. Этот стержень – профессионализм и… Православие. Володя был верующим человеком, и в некоторых его фильмах и телесюжетах христианское миропонимание автора ощущалось особенно ярко.

Он не боялся браться за нестандартные темы. Нередко снимал о том, о чём до него на экранах телевидения – будь то в Советском Союзе или в «новой» России – не рассказывал ещё никто. Вот только некоторые из его работ, названия которых часто говорят за себя сами: «Экстремисты. Ход Конём», «Российский флаг», «Мальчик у Христа на ёлке» (по рассказу Ф.М. Достоевского), «Финская война», «Живые и мёртвые», «Е. Чистяков», «Сергей и Елизавета», «Талабская пасха», «Генерал Власов», «Охота на волков», «Русская провинция», «Легенда о мёртвой ноге», «Спешу уведомить тебя…», «Поющие гитары или двадцать лет спустя», «Новгородские монастыри», «Загадка Белого генерала»…

Быть зачинателями, первооткрывателями, первопроходцами – это было совершенно в духе «Русского Знамени». А с 1989 года В.А. Фонарёв начал довольно тесно сотрудничать с этим историко-патриотическим объединением.

Владимир Александрович не раз говорил: «Я ведь в конце восьмидесятых и в девяностых оказался в самой гуще политических событий, снимал всех – и демократов, и монархистов, и националистов, и анархистов, «Память», ДС, НТС… да кого я только тогда не снимал! И все считали меня «своим». Такова специфика работы репортёра: нужно, чтобы люди доверяли тому, кто их снимает, раскрывались. Проблема в том, что профессионал не должен переходить тонкой грани между репортёрством и участием в той или иной группе. Но лично я, из всех тогдашних многочисленных партий и движений сразу выделил для себя «Русское Знамя». А позже, уже в девяностых, конечно же – РОВС! Потому, что Белое движение – мне самому очень близко. А в период «перестройки», как и сейчас, в общественно-политическом движении были разные люди – и нормальные, и искренние были. Но было и много ряженых, примазывающихся, беспринципных карьеристов, популистов, много откровенной дряни, которая пыталась что-то ловить в мутной политической воде. А в «Русском Знамени» я увидел сразу – эти настоящие! Не притворяются, не играют, делают большое, нужное для страны дело, и делают совершенно бескорыстно. Меня с первой же встречи это поразило…»

Так и получилось, что Владимир Александрович сначала снял для ленинградского телевидения несколько сюжетов о работе «Русского Знамени», а потом, проникнувшись идеей, духом и атмосферой, которые царили тогда в историко-патриотическом объединении, как-то незаметно и сам втянулся в его работу: не смог остаться в стороне.

А русско-знамёнцы в те «перестроечные» годы не просто вели историко-просветительскую работу – они взрывали общественное сознание принципиально новыми для своего времени идеями, далеко то время опережавшими, способствовали формированию в СССР иного общественного сознания, основанного на традиционных христианских и национальных исторических ценностях.

Возвращение Санкт-Петербургу имени Святого Апостола Петра, придание официального статуса Русскому Национальному бело-сине-красному флагу, установка первых на территории СССР мемориалов участникам Белого движения, восстановление разрушенных и заброшенных в советское время воинских захоронений дореволюционного периода, в том числе участников Первой мировой войны, возвращение имён «незаслуженно забытых героев» России – Скобелева, Столыпина, Колчака, Юденича, Врангеля, Ильина и т.д. – все эти и многие другие новаторские для Советского Союза инициативы принадлежали именно «Русскому Знамени»! И все они осуществлялись при непосредственном участии русско-знамёнцев. А Владимир Фонарёв со своей камерой и съёмочной группой часто оказывался рядом и «вытаскивал» на экраны телевидения все эти острые, волнующие, ранее совершенно "закрытые" и очень «неудобные» для коммунистических правителей и их наследников темы и имена… Владимир Александрович стал первым в Советском Союзе и РФ режиссёром, который начал объективно говорить с экранов телевидения о Белом движении, рассказывать правду о его героях...

На рубеже веков жизнь у Володи пошла наперекосяк. В 1999-м умерла любимая жена, Елена, оставив на попечение Владимира Александровича двоих детей-подростков – Евгения и Катю. А вскоре начались сложности и с работой: в те годы по всей стране уничтожали профессионалов – на предприятиях, в учреждениях, в армии, всюду в массовом порядке «сокращали» и выставляли на улицу высококлассных рабочих, инженеров, военных, учёных, работников телевидения… На ТВ, где работал Владимир Александрович, в ходе очередной реорганизации, негласно восторжествовала новая кадровая концепция – увольнять опытных телевизионщиков, а вместо них набирать на работу не имеющую опыта и знаний «зелёную» молодёжь. Профессионалы – люди со сформировавшимися убеждениями, имеющие и отстаивающие собственную точку зрения – стали не нужны. «Зелёная» же молодёжь своего мнения не имела, всегда смотрела начальству в рот и, боясь потерять рабочие места, готова была выполнять любой заказ, не задумываясь ни о моральной, ни о политической стороне дела. Владимира Александровича, как и многих его коллег по петербургскому ТВ, тогда уволили.

Оставшись вне профессии, Володя потерял себя… Мыкался без работы и без заработка, иногда где-то подрабатывал, но по-настоящему не находил себе места…

Несколько лет назад мы с В.А. Фонарёвым задумали снять фильм о русской героине Марии Владиславовне Захарченко-Шульц. Работали над сценарием. Делились друг с другом интересными задумками. И даже успели отснять несколько эпизодов… Была у Владимира Александровича ещё одна идея – снять правдивый документальный фильм о возвращении Санкт-Петербургу его исторического названия. Ведь за минувшую четверть века историю этого возвращения, в угоду политической конъектуре, полностью исказили и переписали. А Володя был живым свидетелем тех событий, ещё в конце 1980-х лично снимал организаторов и активистов движения за Санкт-Петербург, освещал их деятельность на ТВ и хорошо знал, как всё происходило на самом деле…

Но фильмам этим уже не суждено было появиться… Возможности заниматься монтажом в профессиональной студии не было, работали в домашних условиях – всё приходилось делать «на коленке»… К тому же в последние годы Володя очень тяжело болел. Лежал по больницам. Друзья и сестра, Елена, помогали ему, как могли. Но чисто физически ему было уже трудно работать над новыми творческими проектами. Болезнь прогрессировала, отказали ноги…

Володя умер у себя дома, в коммуналке, на 11-й линии Васильевского. Согласно его воле, похоронен он в селе Порожки Волотовского района Новгородской области, где сейчас живёт его мать.

* * *

После смерти писателей остаются их книги, после строителей – здания, после режиссёров кино и киноартистов – их фильмы. А что оставляет после себя режиссёр телевидения? После Володи осталось несколько видеозаписей, оцифрованных друзьями со старых, чудом сохранившихся, VHS-кассет. Но, увы, большинство фильмов, телесюжетов и репортажей, снятых В.А. Фонарёвым, уже нельзя будет увидеть. Ведь в 1990-е годы телевидение, как и вся страна – «выживало». Экономили каждую видеокассету: стоили они тогда дорого. Поэтому сразу после того, как фильм или репортаж выходил в эфир, кассету не отправляли в архив, а тут же… использовали её для новых записей. Таким образом, на ТВ безвозвратно гибли не только «рядовые» текущие репортажи, но и подлинные телешедевры… Словно специально, стирались – в прямом смысле слова стирались! – бесценные свидетельства эпохи…


Но в Санкт-Петербурге, на Васильевском острове, есть место, которое всегда будет напоминать о В.А. Фонарёве. Ведь Володя был не просто петербуржцем, он был ещё и василеостровцем. А настоящие василеостровцы – те, кому довелось жить в старой, исторической части острова – созерцатели и хранители неписаных старо-петербуржских традиций. Как и большинство васлеостровцев, Володя был патриотом Васильевского.

Мало кто знает, что идея установить памятник бомбардиру Василию Корчмину, по имени которого, согласно одной из легенд, получил своё название Васильевский остров – принадлежала именно В.А. Фонарёву. В начале 2000-х, когда Владимир Александрович работал тележурналистом, ему приходилось часто общаться с городскими и районными чиновниками. Воспользовавшись этим, Володя и «подбросил» нужным людям и в нужные инстанции идею установки «памятника Василию» – среди петербургских чиновников тоже ведь всегда были и есть патриоты Васильевского! Идея понравилась, была подхвачена и в 2003 году, к трёхсотлетию города, воплощена в жизнь в граните и бронзе. Быть может, когда-нибудь кто-нибудь, проходя по 7-й линии Васильевского острова, мимо бронзового Василия Корчмина, будет вспоминать и об авторе идеи этого памятника – телережиссёре Владимире Фонарёве.

И.Б. Иванов.


Возврат к списку


    
Система электронных платежей