Век Революций: судьба и путь России. Предисловие Андрея Савельева

02.11.2011

Век Революций: судьба и путь России. Предисловие Андрея Савельева

Послужной список чаще всего почти исчерпывает информацию об общественной миссии человека: о нем судят по должностям. О Сергее Петровиче Пыхтине этого сказать нельзя. Его работа лишь в малой степени затронута в записях в трудовой книжке, и они немного скажут о его жизни и судьбе. До 1990 года должностные позиции ничего не говорят о будущей миссии нашего безвременно ушедшего друга: сплошные проектно-сметные дела и должности — по опыту и добросовестности: руководство коллективами в десятки сотрудников.

Все меняется после первых (как показала история — и последних) свободных выборов в Москве в 1990 году. Сергей Петрович становится председателем Совета народных депутатов полумиллионного Черемушкинского района столицы. И без малого три года трудится на этом посту, преодолевая чудовищный непрофессионализм народных избранников и злобное вредительство прежней коммунистической номенклатуры, быстро обернувшейся новой бюрократией - питательной средой для олигархии. Одновременно - депутатство в Московском Совете народных депутатов. Затем — несколько месяцев работы заведующим сектором в Высшем экономическом совете при Верховном Совете РФ. После разгрома, учиненного Ельциным для народного представительства в 1993, - должность заместителя председателя исполкома Конгресса русских общин, в 1997-2000 гг. - консультант Счетной Палаты РФ, следующие три года — обозреватель в парламентском журнале «Российская Федерация — сегодня», в 2003-2007 гг. — помощник депутата Государственной Думы на штатной основе, последние годы жизни — директор издательства «Клиония».

Казалось бы, как и у подавляющего большинства людей, вся жизнь укладывается в полстранички текста. Но в действительности между этих скупых строк знающие Сергея Пыхтина видят совершенно иное — колоссальную по своему масштабу судьбу мыслителя, публициста, политика.

Многие из людей, счастливых видеть свои публикации в бумажных и интернет-изданиях, полагают себя идеологами русского движения. На самом деле их труд — только публицистика. Сергей Пыхтин был одним из немногих настоящих идеологов. Он выдвигал концепции, доктрины, проекты, давал новое видение общественных процессов, видел значительно дальше, чем подавляющее большинство аналитиков и политиков, отстающих от своего времени и не дающих стране развиваться сообразно своей органической сущности.

За период с 1990-го года до сегодняшних дней Сергей Петрович написал огромное количество статей, посвященных политической теории, русскому способу производства (одна из теоретических новаций, которые он ввел в научный оборот), многим аспектам современной политики, деятельности патриотических сил и их противников. Он был соавтором Манифеста возрождения России, который длительное время оставался идеологической основой Конгресса русских общин (1993-1999). И сегодня, когда КРО восстанавливает свою деятельность, Манифест снова может быть задействован и использован как идеологическое оружие.

Через пятнадцать лет после выхода последней версии Манифеста возрождения России Сергей Петрович принял участие в создании новой идеологической доктрины, вышедшей под наименованием «Национальный манифест». Теперь, как и пятнадцать лет назад, некоторым людям кажется, что авторы этого документа «оторвались от реальности», либо занимаются какими-то фантазиями. Содержание Манифеста возрождения России теперь кажется верным и очевидным. То же самое произойдет и с «Национальным манифестом». Те, кто сейчас его не принимают или объявляют о своей неспособности даже прочитать его, через какое-то время будут говорить о правильности и очевидности его содержания. Жаль только упущенного времени, в течение которого многие проблемы России приобретают хронический характер.

Как правовед Сергей Петрович видел болезненное развитие российской правовой системы, которая взяла на вооружение совершенно неприемлемые принципы. Огромным достижением нашего друга стал проект Конституции, написанный им единолично и представленный наряду с другими проектами в 1993 году. Это был подробно разработанный документ, основанный на здравом смысле и русской традиции (отказ от федерализма, принцип единства и неделимости, переход к губернскому управлению, ликвидация «разделения властей», принцип континуитета, введение понятия «русская нация» и др.). В Конгрессе русских общин им были разработаны принципы государственной политики в отношении зарубежных соотечественников, Декларация прав соотечественников.

В дальнейшем в Госдуме мы совместно работали над масштабными проектами — законом «О мятеже», реформой уголовного права и другими проектами, которые были блокированы парламентской бюрократией.

В то время как иные публицисты годами призывали «создать русский учебник истории», Сергей Петрович в своих статьях фактически представил целостную концепцию нашей истории, которая преодолела пороки советской историографии, а также сходные с ней современные искажения и воплотилась в большой цикл материалов, опубликованных в журналах «Русский дом», «Москва» и других изданиях. Во время работы в Госдуме Сергей Петрович совместно с историками очень серьезно работал над законом «О днях воинской славы и памятных датах», который систематизировал наследие нашей истории и устранил нелепости в датировках и формулировках. Проект был доложен с думской трибуны, но провален думским большинством, так и не вникшим в суть проблемы.

Сергей Петрович был уникальным оратором, способным поразить слушателей новым видением, яркой и точной формулировкой. Или, напротив, по-сократовски системно изложить проблему, нейтрализуя многословие и споры других выступающих. После чего от длинной конференции достаточно было оставить конспект речи Пыхтина, а остальное с легкостью забыть.

Теоретическая и идеологическая деятельность Сергея Пыхтина — вклад в будущую Великую Россию, о которой он мечтал и которую нам еще предстоит построить. Перечислим лишь некоторые идеи Сергея Петровича:

Политэкономические идеи: морфология экономических укладов: государство-вотчина, государство-предприятие, государство-корпорация; замена торговли в государтве-предприятии снабженческо-сбытовой функцией госчиновничества; формирование мировой олигархии на основе утраты денежными отношениями изначального содержания; учение о русском способе производства.

Исторические концепции: представление о русско-японской войне как о не проигранной Россией; крестьянский характер Русской революции 1905-1935 гг. (несоциалистический, непролетарский), феодальный характер большевистской модернизации; характеристика режима большевиков как «русофобствующего интернационализма, великодержавного космополитизма и безродного патриотизма», указание на стратегические ошибки Сталина в финале войны, не позволившие в полной мере воспользоваться плодами победы; непризнание факта разрушения СССР как государства (отсутствие правовых оснований и фактического суверенитета постсоветских «обломков»), рассмотрение постсоветского пространства как обособившихся территориальных образований под управлением нелегитимных правительств.

Политические идеи: сходство коммунизма и либерализма в отношении к государству: те и другие «рассматривают государство в качестве обособленного придатка общества, одни — в виде некой временной надстройки, которая выполняет функцию орудия насилия, другие в облике ночного сторожа, дворовой собаки при общественном хозяине»; позитивный реваншизм в деле воссоединения страны; заселение и освоение страны (демографический императив), милитаризм (новая военная организация общества), чиновник для нации — не власть, он приобретает власть только в порядке узурпации, рассмотрение современной ситуации не как смуты, а как революции, предшествующей становлению нового общественного порядка. Формула первой русской революции (1905-1935): национализм-либерализм-социализм, формула второй русской революции (с 1985 г. и до наших дней): социализм-либерализм-национализм.

Как всякий крупный мыслитель, Сергей Пыхтин не получил должного признания при жизни, а его труды еще предстоит изучать.

«Есть вопросы, — писал он, — ответы на которые приобретают форму заповедей. Никакая формальная логика или доводы рассудка не обладают рациональной убедительностью. Рассудок должен иметь своей предпосылкой предрассудок, нечто, предшествующее ему, высшей формой которого и являются заповеди, откровения.

К ним, например, относятся произнесенные Иисусом в Нагорной проповеди морально-нравственные принципы человеческого существования. Духовный мир человека не поддается рациональному измерению. Он чувствуется. Его нельзя объяснить ни в категориях рационального мышления, ни математически. В его основании — вера, совесть, нравственность.

Точно так же строятся отношения человека с Отечеством, гражданина с государством, каждого ныне живущего поколения — с преданиями, традициями, обычаями, заветами предков. Защита Отечества с оружием в руках — священный долг. Его рубежи для гражданина — святыня. Они — неприкосновенны. “Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет”. Интересы Отечества превыше всего. Для русского сознания унаследовать прошлое — не уходить от предшествующих поколений, а идти по намеченному ими пути».

Я знал Сергея Петровича с 1990 года, когда мы оказались депутатами первого демократического Московского Совета, который был избран на альтернативной основе и почти без фальсификаций (чего до сего времени в Москве уже больше не повторилось). Запрос граждан на преобразование общественной жизни был достаточно ясно выражен, и мы, как и множество тогдашних общественных активистов, полагали, что демократическое движение даст нашему народу новый импульс развития. Но очень быстро оказалось, что лица, которые в глазах общественного мнения представляли это движение, на самом деле были врагами России и русского народа, лжецами и заговорщиками. Нашими оппонентами были Ельцин и его окружение, градоначальники Попов и Лужков и их группировка. Как московские депутаты мы сражались со столичным отрядом олигархии, как публицисты — с олигархией российского уровня, потом в Госдуме в 2003-2007 гг. работали плечом к плечу, вынашивая общие идеи о российской государственности и путях выхода из тупика, в котором находится страна.

В новую эпоху Сергей Пыхтин вошел сложившимся мыслителем и опытным управленцем. Тогда же он определился как русский националист, хотя в тот период (впрочем, как и сегодня), сам термин «национализм» служил обвинительным жупелом, который используют против русских патриотов разнообразные «кривозащитники» и прочий обслуживающий персонал либерально-бюрократического режима.

Сергей Петрович на личном опыте ощутил слабость советской системы и увидел собственными глазами, как власть была перехвачена новой генерацией чиновников — ранее рьяно коммунистической, а позже — не менее рьяно «демократической». Это были одни и те же порочные типы, которые ранее терзали нашу страну своими идеологическими догматами, а после быстро «перестроились». Обманом и заговором они захватили власть, потом собственность, а потом разрушили государство, перед которым должны были бы нести ответственность за свои преступления. Этим людям крайне не нравилось зарождавшееся народовластие, которое также могло привлечь к ответу воров и изменников. Поэтому Советы дожили только до 1993 года, когда они были насильственно ликвидированы в результате очередного государственного переворота.

В 1993 году во главе группы экспертов Сергей Пыхтин дал объективную оценку бюджетной деятельности московских властей и доказал сокрытие половины (!) доходной части бюджета мегаполиса. Это был гражданский подвиг, совершенный с реальным риском для жизни. Выявление преступления такого масштаба было одной из причин, по которой Московский Совет, так и не принявший отчет Лужкова о бюджете, был ликвидирован, а его депутаты годами подвергались негласным репрессиям.

Русская трагедия 1993 года состоит в том, что из власти были выброшены люди, получившие опыт реального управления и имевшие нравственные устои. Золотой фонд нации, попавший через систему Советов во власть, был уничтожен. Сергей Пыхтин был из категории политиков, готовых честно служить стране и народу на государственных должностях. Но ему не дали реализовать себя на этом поприще. Общество и власть готовы были возносить лишь тех, кто лгал и крал. В этих условиях государственная служба не могла быть привлекательной для честного человека. Поэтому Сергей Петрович нашел другое поприще — русскую идеологию. И мы получили огромный вклад в интеллектуальное достояние нации.

Подвижнический труд энциклопедиста и мудрого участника многих острых событий политической жизни — этим характеризуется наш друг и соратник. Его трудами многие годы существовал дайджест национально-консервативной публицистики «Золотой лев». Сергей Петрович проделывал фантастическую работу, читая более двухсот статей в месяц, чтобы отобрать из них полезные и пригодные для публикации в издании с четко выраженной идейной позицией.

Помимо чисто интеллектуальных достоинств, Сергей Пыхтин обладал одной важной личной чертой, подчеркивающей его неординарность. В наше время трудно не озлобиться: злобой переполнена российская общественная жизнь и публицистика. Сергей Петрович был исключением. Ни в своих выступлениях, ни в своих статьях он не переходил на личности, не допускал сниженной лексики, которой так часто бравируют завсегдатаи сети Интернет. Его стиль был аристократичен и доброжелателен, но его мысли были жестко выраженной истиной, которая порой вызывала ярость у оппонентов. Друзьям известен его тонкий юмор и добрая ирония, которая никогда не задевала, создавая одновременно интеллектуальное напряжение и теплоту человеческого общения.

Сергей Петрович никогда не стремился к почету и материальному достатку. В советский период все его поощрения обычны — премии, размещение на Доске почета, в постсоветский — Почетная грамота Госдумы в связи с 60-летием. За все годы трудов — крошечная квартирка со спартанской обстановкой, которую он не сменил на более просторную и в тот период, когда легко мог это сделать, возглавляя Черемушкинский район столицы. Скромность во всем открывала ему пространства творчества, недоступные более «прагматичным» людям.

Провожая Сергея Петровича в последний путь, друзья и соратники сравнивали его жизнь с воинским служением, его образ — с образом русского офицера. Хотя он и не служил в армии, но воевал на фронтах той войны, в которой мы отстаиваем мировоззрение нации, защищаем нашу историю и культуру от наветов и извращений, разоблачаем завиральные идеи путаников и вредные идейные вирусы, распространяемые нашими врагами. Сергей Пыхтин был бойцом армии, сражающейся за национальное возрождение и воссоединение исторической России, за уничтожение олигархической системы, за снятие бюрократического пресса с нашего народа. Он ушел из жизни как солдат, который не дожил до победы, но внёс в нее свой весомый вклад.

Когда наша победа состоится, и в России утвердится национальная власть, Сергей Петрович Пыхтин будет оценен на государственном уровне по достоинству. Мы, его друзья и соратники, всегда будем помнить о его вкладе в деятельность Союза возрождения России (СВР) и Конгресса русских общин (КРО), партий «Родина» и «Великая Россия». Он входит в современную русскую историю не отдельной строкой, а, может быть, целой страницей. В сравнении с ним многие важные «государственные мужи», которые мнят о какой то своей исторической роли, выглядят ничтожествами и недостойны даже упоминания.

Русские патриоты должны помнить и чтить Сергея Петровича, изучать его труды и использовать их для того, чтобы наша страна, наконец, сбросила с себя ярмо олигархии, вновь стала великой, а русские люди — ее полновластными хозяевами.

_________________________________

Приобрести книгу С.П. Пыхтин. Век Революций. Судьба и путь России в нашем магазине


Возврат к списку


    
Система электронных платежей