Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Подписка на рассылку

Елена Гостева. Поэзия

Елена Гостева (г. Москва)

Плач

Я не играю роль!

Многие тысячи

мне завещали боль.

Мне её - выкричать,

мне её – выплакать

надо за них,

для их

душ неприкаянных.

Режет вам слух мой стих –

лишку отчаянья?!

Знаю!

Но сколько их,

жизни не видевших,

в схватке с лихой бедой

просто не выживших:

мальчиков, сгинувших

в годы меж войнами.

Вместо поминок им –

песни нестройные.

Девочки юные:

очи – дырищами!

Руки исколоты,

души – похищены.

Разбогатели мы

ныне погостами.

Сколько загубленных

в те, девяностые!

И вековечный лес

просит спасения –

вдоль автострад он весь

в захоронениях!

Плещет судьба-палач

русскую кровушку.

Небо над лесом, плачь!

Плачь, чисто полюшко!

Переделы

Режут небо мое пропеллеры

По веленью властных бровей.

Новоявленные рокфеллеры

Из еврейско-русских кровей

Поделили все. Что до совести –

Это пища для бедняков.

Нет обидней, нет горше повести

Чем замена одних оков

На другие – богаче, с блестками:

Проржавевшие – на новье.

И кичливо играет розгами

Получившее власть ворье.

За наличные, безналичные –

Жить без совести – без проблем,

Нашу Русь, как девку публичную

Приучают кланяться всем.

А народ жив лишь Божьей милостью,

Вновь обобран, голоден, сир,

И наивно-святой терпимостью

Удивляет опять весь мир.

Судьба

От судьбы, от судьбы

Не для жаркой борьбы,

А в уютный мирок я бежала,

Бедовала, как все,

Мыла ноги в росе,

Шила, пряла, варила, стирала.

Поднимала детей,

Принимала гостей,

Но смеялась судьба издалека,

Камнепад неудач

Насылала, хоть плачь,

Наконец, подступила жестоко:

«Для тебя, что ль, уют?

Слышишь, стонут, поют,

Кровь и слезы в туманах мешая?

То поэты Руси,

Ты их долю проси,

С ними будь,

Ну а здесь ты – чужая!»

Все сужает мой круг,

Прогоняет подруг.

Я зажата в стихах, как в капкане.

Мне их холить и жать,

И уже не сбежать

От судьбы указующей длани.

Поэты

Да - отшельники, да - изгои

С неприкаянностью в крови,

Подгоняемые тоскою,

Даже в рубищах – короли!

Вам словесной призрачной ратью

Предначертано управлять.

Дар небес – это и проклятье:

Не избавиться, не отнять.

Вы со счастьем всегда в раздоре,

Беззащитней белых ворон,

Нервы общества, струны горя,

Слезы плакальщиц всех времен.

Вечен поиск любви и света,

И по жизни бредут, скорбя.

Кто же сможет, кроме поэтов

Боль России взять на себя?

Вороны

Мы ведь любим, чтоб поровну,

Всем сестрам – по серьгам.

И досталось – по ворону,

По сопернику нам.

Ворон ждет-дожидается

Битвы скорый исход.

И враг лютый старается,

Только зря – не возьмет.

На родимую сторону

Я не раз погляжу,

И кормить черна ворона

Я еще погожу.

На родимой сторонушке

Лебеда и бурьян,

Тетки, сестры да вдовушки –

Мужики мрут от ран.

Долго плуги да бороны

Своих пахарей ждут.

Вон иных уже вороны

В чистом поле клюют.

Хоть вернемся усталыми,

Павших нам заменять,

Да с сиротами малыми

Весь бурьян корчевать.

Мы ведь любим, чтоб поровну,

Всем сестрам – по серьгам.

И досталось – по ворону,

Да по ворогу нам.

Всем по ворогу страшному,

Нет честней дележа.

Как идти в рукопашную,

Каждый молча решал.

После боя веселого

Сон всем очи слепил...

Кто с женой спал, кто с вороном:

Как Господь рассудил…

Мы здесь не святые...

Мы здесь не святые, нет,

А принимаем муки

Только за право жить

В прекраснейшей из земель –

Любимейшей у небес.

А Бог с любовью не шутит:

На Русь лишь избранных шлет,

А кто-то – их палачей…

Уходит в ночь...

«Уходит в ночь мой траурный трамвай»

Б.Чичибагин

«Уходит в ночь мой траурный трамвай»

Под плач оркестра – горе побежденным.

Никто не машет вслед рукой: «Прощай»

И не зажжет никто свечу с поклоном.

А за спиной уже горят мосты,

И лижет пламя старые бараки.

Жуть ненадземной адской красоты,

И тонет свет в кроваво-сером мраке.

Друзья заждались там, в небытии,

Здесь - вражий флаг, как свастика, полощет.

Везучие ровесники мои

Пытаются пускай пожить подольше.

«Уходит в ночь мой траурный трамвай» -

Мы эту песню пели под гитары

Сто лет назад в черемуховый май

и разбредались, разделясь на пары.

С восторгом струны я перебирал,

Давным-давно. Вся жизнь, как злая шутка…

…Без причитаний тихо умирал

Простой солдат на площади «Минутка».

Елена Семёнова (г. Москва)

Спи-усни, моя тревога

Спи-усни, моя тревога,

Отступись моя хандра.

Слышу, ворог у порога

Снова шепчет на ветра.

Русь моя, в бреду горячном,

Ты за кем, куда идёшь?

За плечом не черти ль плачут,

Целя в спину острый нож?

Не спеши кивать согласно

И кричать бездумно "да!"

Этак новою заразой

Выйдет старая беда.

Завозные кулинары

Кашу варят - лишь хлебай.

Волк командует овчарней,

Бес сулит нам пропуск в рай.

Ныне времечко приспело -

Заверть новая пошла.

Русь, внимай же только делу.

Их познаешь - по делам.

Дьявол - прячется в деталях.

Русь, прислушайся, всмотрись!

На его ты карнавале

В пляс идти не торопись.

Громким фразам и рецептам

"А-ля Шарикофф" не верь...

Да не бросим свою лепту

В пламя жадное потерь!

Стонут ветры, хлещут ливни...

"Буря мглою..." Не уснуть.

Конь российский снова вздыблен -

В пропасть новую скакнуть.

Только мужество и зрячесть

Сбережёт и защитит.

Иль в могилу споро спрячет

Всех духовный гепатит.

Русь моя, мы над порогом.

Срок прозрения - вчера.

Не уходит в ночь тревога,

И не спит моя хандра...

Гламурный ад

Уж солнца нет. Неоновый из мглы

Мертвящий свет глаза нам ослепляет.

И трупный яд останкинской иглы

Сочится в души, Бога убивая.

А души тонут в клюквенной крови,

И слабнет ум, помоями промытый,

И похоть заменяет цвет любви,

И принцев - "без понятиев" бандиты.

Нам гопников в кумиры возвели,

Нам гением бездарность представляют.

Свобода слова?! Нет. Свобода тли,

Что без остатка души поглощает.

И жизни нет. Грядёт гламурный ад.

Живое чахнет в глянцевом удушье.

Гламурный Князь взирает на парад

Своих лакеев глянцево-послушных.

Я отключаю голубой квадрат.

Я замыкаю слух и зренье. Баста!

Чтоб не сочился в души трупные яд,

Саму иглу сломать хочу я часто.

Транскрипции души

Просеяна чрез сито

Догматов наша жизнь,

В транскрипции зашита:

Замри! Не повернись!

От жвачных красноречий

Слипаются мозги.

Смертельное увечье -

Духовности изгиб.

Транскрипции свободы

Нам с щедростью плюют

Идей и партий - воды

Из племени иуд.

Единою резиной

Все склеены нутром.

С экранов образины

Врываются в наш дом.

В транскрипциях готовых

Застенков мудрецов

Любое наше слово,

Любой наш вздох. Блицом

Оформлены все мненья -

Отряд гнилых имён.

А для событий древних -

Транскрипция времён.

Транскрипция России -

Живёт лишь буква "Р".

И Бога исказили

Транскрипциями вер.

Прочерченные грани

Сдвигают, дух сдавив,

Внедряют в подсознанье

Транскрипции любви.

Транскрипции искусства...

До каждой запятой

Все выверены чувства!

И этой пустотой

Захлёбываясь, к Храму

Мы вечному бежим,

Чтоб не внесли в программы

Транскрипции Души...

Русским офицерам, судимым за мнимые преступления в Чечне

Страну бросали под сапог

Визжащей нечисти,

Плевали хамы в потолок,

Грозили вечности

И лили кровь своих солдат -

Да за "зелёные" -

И говорили, бросив в ад,

Нам речи тронные.

А кто-то шёл на смерть, храня

Всё верность Родине,

Шёл перекрёстками огня,

Под хай отродия.

А кто-то в спину им стрелял,

А кто-то лживые

Доносы спешно составлял

В суды фальшивые.

На суд слеталось вороньё

И злобно каркало,

И в души с шрамами боёв

Со смаком харкало,

И отдавала им страна

Своих защитников,

И правил балом сатана -

Кому отчитывать?..

За верность дорого платить

Герою русскому -

Извек приходится ходить

Дорогой узкою.

Тот, кто предал своих солдат -

С руками чистыми -

Он умывал их, как Пилат,

Распявший Истину.

В чести бандиты, правят бал -

Орда несчётная.

А кто свою кровь проливал -

Да за решёткою.

Кто в нас стрелял, прощён давно

И усмехается.

А кто Россию защищал -

Судом карается.

Стервятник скор на приговор,

Но вечно прокляты

Благословившие позор

Кивком безропотным.

Очнись, Россия, ото сна,

Неопалимая!

Защитой стань своим сынам

Неодолимою!

***

Отражённая в кривозеркалье,

Осквернённая шайкой воров,

На погибельном карнавале

Видит Родина падших сынов.

Чечевичною сыты похлёбкой

Восприявшие рабий закон,

Заглушают честь горькою стопкой

И потомков бросают на кон.

Это ль русские?! Господи Боже!

Потерявшие образ свой!

Затянувшие дух толстой кожей,

Берегущие мнимый покой!

Предающие Веру и братьев,

Чужаки посреди чужаков,

Отдающие Родину татям

На покрытье их личных долгов.

Вы откуда, надменны, спесивы?

Вы откуда, забиты, немы?

Святый Боже, ужель то Россия?

Святый Крепкий, неужто то мы?..

Разорившие кров безрассудно,

Славу дедов, отцов позабыв,

В равнодушии спят беспробудном...

Это ль русские?! Это ж рабы...

Искалеченная, сотрясённая,

Русь, простишь ли своих сыновей?

Что оставили мать полонённой,

Не разбили все цепи на ней?..

Сколь ты много за век свой сносила...

И теперь, я прошу, не сломись!

И за верных последних, Россия,

Помолись! Помолись! Помолись!

Родина. Признание в любви

Там тихий дол и звон росистых трав,

И вдалеке напевы колоколен,

И говор хмурых старчески дубрав,

И юный ветер над бескрайним полем...

Там Русь моя. Там так легко дышать.

И я бегу, заре раскрыв объятья.

Земля моя, о как ты хороша!

И о какой ещё мечтать награде?

Я русская, и тем награждена.

Я дочь твоя, пресветлая Россия.

Кому такая Родина дана,

Тому грешно пенять на малосилье.

Ты мне дала простор и песен звон,

И славы свет родимого преданья,

И красоту суровую икон,

Поэзию любви и состраданья,

И кротость неземных своих церквей,

И высоту небесного чертога...

Не зря земли коснувшийся твоей

Поэт сказал, что ты граничишь с Богом.

Меня ты воспоила красотой,

Печалью светлой, правдою и верой.

Я не желаю Родины иной -

Но всё принять с тобою полной мерой.

И, вот, тебе я кланяюсь земно,

Моя любовь и боль, и упованье.

Мой вечный свет, тебе, тебе одной

Пою всем сердцем, всем моим дыханьем.

И день и ночь я о тебе молюсь:

Чтобы тебя из праха воскресил Он.

Живи! Живи! Моя Святая Русь!

Живи! Моя Великая Россия!


  
Система электронных платежей