Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Подписка на рассылку

Ильин Иван Александрович

Ильин Иван Александрович (28.3.1883, Москва — 21.12.1954, Цолликон, Цюрих) — правовед, религиозный философ, литературный критик, публицист. Родился в дворянской семье. Отец, Александр Иванович Ильин присяжный поверенный, мать, Екатерина Юльевна Ильина. (урожд. Швейкерт фон Штадион), лютеранка, перешедшая в православие. Крещен 22 апреля в церкви Рождества Богородицы за Смоленскими воротами. Семья была глубоко религиозной. Все три брата Ильина стали юристами.

Осенью 1922 был арестован, судим и выслан за границу вместе с группой философов, ученых и литераторов.

После высылки Ильин оказался в Берлине; активно включился в создание очага русской культуры и отказался от заманчивого предложения переехать в Прагу, где материальные условия для русских эмигрантов были намного лучше. С октября 1922 Ильин начал выступать с лекциями и докладами в различных учебных заведениях и общественных местах. В 1923 он принимал участие в создании и открытии в Берлине научного института, Религиозно-Философской академии, Философского общества и религиозно-философского журнала при нем. В 1926 стал активным участником Российского Зарубежного съезда, в эти годы за ним основательно закрепилась репутация вне- и надпартийного идеолога белого движения. Он был тесно связан с Русским общевоинским союзом (РОВС). Ильин публиковал свои статьи в белградских газетах “Новое время”, “Галлиполиец”, в рижских газетах “Слово”, “Наша газета”, в журналах “Русская мысль” и “Перезвоны”. В 1925-26 входил в редакцию парижской газеты “Возрождение”; после вынужденного ухода из редакции П. Струне Ильин перестал с ней сотрудничать ив 1927 стал издавать свой собственный журнал “Русский колокол” с характерным для его философии подзаголовком: Журнал волевой идеи. Ему удалось за три года выпустить 9 номеров. В 1930 участвовал в работе Сент-Жюльенского съезда, организованного Русской секцией Международной лиги для борьбы с 3-м Интернационалом (известной под названием Лиги Обера). С 1931 возобновил свои публикации в “Возрождении”, печатался также в газетах “Россия и славянство” и “Русский инвалид”.

 

С приходом Гитлера к власти Ильина удалили из Русского научного института и запретили печататься и выступать публично. В 1938 Ильин вынужден был покинуть Германию и переехать в нейтральную Швейцарию, власти которой, предоставив ему вид на жительство, запретили заниматься всякой политической деятельностью. Поселившись в Цолликоне, пригороде Цюриха, Ильин продолжил чтение своих лекций, но только на религиозно-философские и литературные темы. В это время он написал несколько книг на немецком языке, и с помощью друзей и меценатов ему удалось их издать. В 1948-54 он посылал без подписи листки-бюллетени РОВСу, который издал их уже после смерти автора под названием “Наши задачи”; они составили два тома политических статей. В 1953 И. завершил основной труд своей жизни — “Аксиомы религиозного опыта”, который был опубликован в двух томах в Париже. Частые болезни мешали И. закончить все, им задуманное.

Ильин был религиозным философом и принадлежал той философской эпохе, которую принято называть русским религиозным ренессансом. Однако, в отличие от многочисленной плеяды русских философов (князья С. и Е. Трубецкие, С.Булгаков, П.Флоренский, Н.Бердяев, Л.Карсавин и др.), Ильин шел своим собственным путем. Являясь православным философом, И. сознательно не вторгался в область богословия, опасаясь впасть в еретический соблазн, всегда согласовывал свои религиозные построения с иерархами русской православной церкви. Он четко различал тварное и премирное, Большинство его рассуждений обращены на первое, хотя постоянным фоном, направлением и предметом служит второе. Философия Ильина могла бы быть квалифицирована как реализм и идеализм в своем сопряжении и сочетании. Опыт исследования философии Гегеля показал И. слабость и неудовлетворительность построения идеальных метафизических систем, которые, столкнувшись с иррациональным, так и не смогли его преодолеть. Ильин попытался найти сочетание между рациональным и иррациональным, сознательным и бессознательным (в его формулировке — равновесие между индивидуализацией духа и индивидуализацией инстинкта — “скрещение и взаимопроникновение законов природы и законов духа”). Это равновесие уже заложено в том, что у Ильина гносеология совпадала с онтологией: он рано усвоил сократовскую истину и считал, что надо не только познавать, но и быть (“быть по-другому” — его характерное выражение), что философские имена и учения нужно не только знать, но и жить ими. Поэтому вершины творений классиков мировой философии и культуры постоянно присутствуют в его работах. Он заново переживает великие, порой трагические моменты, цитируя Евангелие, отцов и учителей церкви, русских святых и святителей, а также древнегреческих философов Гераклита, Платона, Аристотеля, западных философов Фихте и Карлейля, русских поэтов и писателей — А.Пушкина, Е.Баратынского, Ф.Тютчева, А.Хомякова, А.К.Толстого, Ф.Сологуба, Н.Гоголя, Ф.Достоевского, Н.Лескова, И.Шмелева. Такое активное изучение-переживание творчества своих предшественников и составляло для Ильина феноменологический метод, восходящий к Э.Гуссерлю. 

Архив журнала "Голос Эпохи"

И.А. Ильин. О русском национальном самостоянии

 

Библиография

Наши задачи

Аксиомы религиозного опыта

Поющее сердце

О сопротивлении злу силой

Религиозный смысл философии

Основы художества. О совершенном в искусстве

Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека

О тьме и просветлении. Книга художественной критики. Бунин—Ремизов—Шмелев

Благодатна ли советская церковь?

Путь духовного обновления

Кризис безбожия

За национальную Россию


  
Система электронных платежей